Ксения Друговейко

Картахена

Лена Элтанг
Картахена

Другие книги автора

Лена Элтанг "Картахена"

В ДАЛЕКИХ КАРФАГЕНАХ

Британка Филлис Дороти Паркер, к которой перешел прямиком от Агаты Кристи титул королевы современного детектива, так определила однажды тонкость этого жанра: детектив — история не об убийстве, а о восстановлении порядка. Идеальная формула, не требующая комментариев, — если речь идет о европейской или американской литературной традиции. Традиция русская (от кого ее ни веди) обладает иной спецификой: наша тяга к сверхсмыслам частенько приводит к превышению допустимого веса — не идей, так деталей и сюжетных конструкций — чем изрядно вредит чистоте и порядку этого «прикладного» жанра. Текстов вильнюсского (по происхождению ленинградского) поэта и прозаика Лены Элтанг это, однако, не касается. «Картахена», ее четвертый роман, не просто обыгрывает классические детективные элементы (как «Каменные клены», «Другие барабаны» и даже «Побег куманики», вошедший в 2007 году в шорт-листы «Нацбеста» и Премии Андрея Белого), но сам оказывается высокохудожественным детективом. Написан он в истинно европейском духе — с присущим этому духу уважением к жанровым законам.

Действие «Картахены» разворачивается в провинции Салерно на юге Италии — кто-то из обитателей отеля-пансиона «Бриатико», что долгие годы остается главной здешней достопримечательностью, причастен к ряду странных смертей, произошедших на его территории с интервалом в несколько лет. Между всеми, кто так или иначе причастен к гибели старой хозяйки, молодого хозяина и конюха «Бриатико», существует многолетняя связь, которая начинает проявляться, лишь когда в отель устраивается на работу горничной студентка Петра — она жаждет расследовать убийство своего брата Бри, не вызывающее должного интереса у полиции.

Самый любопытный эффект, который не скоро перестает волновать читателя этого романа, — иллюзия переводного текста, написанного при этом прекрасным русским переводчиком. Дело здесь, конечно, не столько в иноземном сюжете, сколько в языковом ритме и синтаксическом рисунке «Картахены» — а также писательском темпераменте самой Лены Элтанг. Сдержанность — вот что в первую очередь характеризует авторскую повествовательную манеру: и характеристика эта относится ко всем трем перечисленным ее элементам. Во вторую очередь — неумышленная, естественная простота всех «декоративных деталей»: такие придутся по вкусу любителям не столько «красивостей» и «лакомств», сколько точностей и подробностей. («Я прихлебывала кофе и думала о том, что мое горе понемногу отступает, сворачивается стружкой, сходит, будто кора с эвкалипта. Покой и веселье качались во мне, как море во внутреннем ухе, когда сойдешь с корабля на сушу после долгой болтанки. А я думала, что отчаяние будет выходить, будто сломанный корень зуба из десны — в брызгах крови, со скрежетом и криками. Выходит, я мало любила своего брата?») Жаль, правда, что все герои «Картахены» говорят одним голосом — с едва заметными различиями лишь в интонациях.

Лена Элтанг знает, как увлечь читателя к опасным скалам — а там уж он сам нырнет в темную глубину, прельстившись обещанными сокровищами. Вот только добредут до этих скал не все: слишком уж долго автор путает следы, водит нас по холодному мелководью и заставляет собирать там камушки определенных цветов и форм — эта медитативная прогулка и гипнотизирует, и просветляет, но утомляет все-таки больше, чем жаждешь и ожидаешь.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу