Дмитрий Провоторов

Гормон радости

Мария Панкевич
Гормон радости

Другие книги автора

Мария Панкевич "Гормон радости"

«Гормон радости» Марии Панкевич – это «Воскресение» Льва Толстого, но только немножко наоборот. Как если бы Нехлюдов был второстепенным (или третьестепенным) персонажем, а Маслова – основным, и повествование велось от ее лица. И еще композиция выстроена иначе – в конце начало, в начале конец.

В конце Мария снова пошлет привет Льву Николаичу, у него в финале Нехлюдов открывает Евангелие, подаренное ему англичанином, а Мария цитирует Псалом 90.

Но это в финале. А сначала в повести описывается тюрьма, потом обстоятельства, благодаря которым героиня в тюрьму попадает. Мне эта (условно - предтюремная) часть понравилась значительно меньше, чем тюремная. Хотя и там есть отличные моменты; работа в «вэб-блядюжнике» и стремительный вылет с этой работы, или один из кавалеров – маргарин по имени Сережа: «Полетели за границу! Ты же нигде не была. Да я разведен, бля буду! Соседние номера. Не веришь? Да я романтик! Ну как там в фильмах делают… Девушка, принесите нам глобус. Щас ты у меня в какую-нибудь страну да тыкнешь… Как нет глобуса в кабаке? А карта мира есть?» И еще несколько довольно веселых моментов. От Сережи героиня, подобно Колобку, убегает/укатывается навстречу новым приключениям, впрочем, как и от предыдущих ухажеров. Ну а вскоре - «вскоре я нашла Его — обаятельного пиздобола на белой «бэхе», себе на беду, людям на потеху. И познакомились мы совсем не в Рунете, а на концерте группы “Мультфильмы”…» Далее описывается совместная жизнь с этим самым Егоркой; секс, спиды, колеса, редбул, побои и прочие радости молодости. А после героиня попадает в ИВС. Причем не вполне понятно, за что. Можно предположить, что за наркотики. Так и предположим.

Сцеплены две части истории «любовной перепиской». Героиня, находясь в тюрьме, переписывается с новым возлюбленным. Я не буду пересказывать содержание этих эпистол, они, как и большинство писем такого жанра, наивны и трогательны.

Ну и наконец тюремная часть повести, на мой взгляд – лучшая. В этой части воспоминания о детстве перемежаются историями зечек. По-моему это самый крутняк. Не знаю, сколько в этих рассказах выдуманного, а сколько действительно происходившего, но они воспринимаются как совершенно реальные, живые, истекающие настоящей кровью. Чего стоит глава про тетку по имени Петруха. Здесь надо бы что-то из описываемого процитировать, но не буду, это лучше читать целиком.

Процитирую из той же части, но из детской истории: «Помимо музыки, в первом классе я занималась фехтованием, акробатикой и ходила в бассейн. Чувство хронической усталости у меня появилось еще тогда, как и синяки под глазами, а радовало только фехтование. Тренер выдал рапиру, с которой я постоянно пыталась свинтить наконечник, чтобы кого-нибудь победить по-настоящему. Мне казалось, что такие бои, без крови — хуйня и профанация». слову, мне и по сей день так кажется. И эта книжка – это попытка, пусть местами и неуклюжая, и не вполне удавшаяся, но безусловно искренняя, фехтовать с читателем именно так – с отвинченным от рапиры наконечником, чтоб все по чесноку. И это здорово.

Читайте, ̶н̶е̶ ̶с̶с̶ы̶т̶е̶ , никто вам глаз не выколет.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу