Ксения Друговейко

Безбожный переулок

Марина Степнова
Безбожный переулок

Другие книги автора

Марина Степнова "Безбожный переулок"

ЛЮБОВЬ ДО БЕЗУМИЯ И ПОСЛЕ

Жанна Моро однажды посетовала на то, как много находится у нас слов для состояний души и как мало — для состояний тела. Едва ли великая француженка говорила лишь о своих соотечественниках, но если и так, ее наблюдение отразило культурно-языковые особенности, присущие большинству европейцев. Справедливым оказалось оно и для русских (русскоязычных) литераторов. Сплошная диалектика души — и только вздымающаяся по особым случаям грудь; еще вот чахотка (как раз один из таких случаев) и боевые раны: так выглядели отношения плоти и духа в классическом русском романе XIX века. Романы те остались в прошлом, чахотка вышла из моды, а грудь получила несколько большую свободу действий — в остальном почти ничего не изменилось. Для описания жизни тела у писателя в распоряжении имеется жаргон (который быстро устаревает) или анатомический атлас (который пока вечен) — неудивительно, что лучшим способом рассмотреть устройство нашего внутреннего мира оказывается обращение к медицинским сюжетам. Марина Степнова — один из специалистов как раз по ним.

Известность Степновой принесла семейная сага «Женщины Лазаря» (2011) («Большая книга», шорт-лист «Нацбеста»), но еще в 2005 году вышел ее дебютный роман «Хирург», одним из главных героев которого оказался, как нетрудно догадаться, врач. «Безбожный переулок», не будучи сюжетно связан ни с одной из предыдущих книг, воспринимается как продолжение той и другой одновременно. Во-первых, автора занимают все те же темы: союз гения и злодейства (чаще будничного, мелкого); повседневное соседство низких и высоких жанров, странности любви, а также ее химия и физика; наконец, отношения духа, разума и тела. Во-вторых, Марина Степнова с присущей ей методичностью продолжает почти научное этих тем исследование. Теперь все они касаются жизни Ивана Огарева — московского терапевта, так что читателей ждет путешествие по кабинетам, больницам и моргам, а заодно и собственным организмам. Здесь надо оговориться, что всякий термин и всякая подробность будут метафорически оправданы — и ритмически безупречны. «В отношении Огарева машина сработала особенно четко. Армия отторгала его, выдавливала — словно занозу из здорового пальца. Хлопотливая работа полиморфно-ядерных лимфоцитов, кислород и галоиды, превращающиеся в перекись водорода и активированный хлор. Высокое чудо рождения гноя. Мы обеззараживаем себя сами, мы это умеем».

«Безбожный переулок» — в сущности, идеальный роман. Драматургия его отличается последовательностью, но вместе с тем и некоторым «аскетизмом» (ни слова в пустоте): он и пленяет, и интригует, и увлекает. Кроме того — существует вовсе не в условном безвременье и «безместье», а, напротив, воссоздает дух и задевает болевые точки каждой эпохи, которую мы проживаем вместе с Огаревым, рожденным в 1969 году и знакомым нам с самого своего детства. Наконец, он удивляет нежданной легкостью и «игривостью» текста — рассыпается скрытыми цитатами, которые, стоит только подобрать одну, сами складываются в бисерные узоры. Главное же то, что роман этот — прежде всего о любви: той самой, «настоящей», в которой состояния души и состояния тела являются равнозначными переменными. Впрочем, трагедия, без которой не обойдется «Безбожный переулок», возвышает и углубляет даже самую скромную любовную историю — а заодно подтверждает еще одну медицинскую истину: порой лишь вскрытие покажет, что было за душой.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу