Митя Самойлов

Горби-дрим

Олег Кашин
Горби-дрим

Другие книги автора

Олег Кашин "Горби-дрим"

Поскольку Кашин причисляет свою книгу к жанру художественной фантазии, основанной, однако, на самой жёсткой вещественной действительности, фантазировать буду и я. Как и Кашин, я буду фантазировать особым образом – выдумывать правду.

У Кашина в жизни две цели. Он хочет, чтобы русским людям стало жить немного менее несносно и он хочет стать русским писателем, которого нельзя выгнать не только с места работы но и из русской литературы. (Сидели бы мы за столом, я бы пошутил – эти две цели несовместимы).

Достигать первую цель он посылает Михаила Горбачёва, которого, впрочем, в книге так не называет. То есть, Кашин, фактически придумывает героя, который должен дать русским свободу, развалив по плану Сталина Советский Союз. Это и есть сюжетная и идейная коллизия. Комбайнёра из Ставрополя вызывают в Москву, где перед ним открывается то, что следовало бы назвать «мировой закулисой», но ценность книги Кашина как раз отчасти в том, что книга всякую конспирологию лелеет и заговаривает до того, что конспирология теряет смысл, сливается с пейзажем. Всё на свете есть заговор. В той же степени, в какой и всё на свете есть случайность. И это, в общем, эталон зигзага мысли, стремящейся уйти от тотальной шизофрении.

Итак, герой приезжает в Москву, к Сталину. Сталин говорит, что Советский Союз это такой специальный инкубатор, который был создан, чтоб забороть для Союзников Германию в WWII. Необходимость в таком инкубаторе появилась сразу после WWI, продолжением которой и явилась та самая война. И вот, как говорит Сталин, появились какие-то люди, которые этот инкубатор сделали и он – Сталин – сделал. Но этот инкубатор больше не нужен. И надо бы людям дать пожить спокойно, а для этого СССР нужно демонтировать. Но не сразу, а лет через 50. В общем, нас, говорит Сталин, есть несколько человек, которые в курсе всего. Теперь ты – один из нас, вот товарищ Суслов, он всё объяснит.

И начинается долгий путь героя на вершину государственной власти, высшей точкой коего – пути – должен стать развал СССР.

Фокус Кашина в том, что каждая страница его книги как магнитик на холодильник. Знаете, есть такие, изготовленные по технологии стерео-варио: такой ребристый, под одним углом изображение такое, под другим иное.

Читаешь и смеешься – вот же неумелая галковщина, нитки торчат. А ведь, стой-ка. Занимались ли указанные товарищи развалом Советского Союза? Ну, то есть, буквально, занимались же. Было ли движение от СССР на средней хотя бы дистанции благотворным для жизни людей – выходит, было. Выходит, неважно, есть ли план и есть ли та «закулиса», важно, что план, так же как и случай, есть часть процесса – истории, а лучше, жизни. И нет геополитических игроков и прочей пошлости, есть вселенная, весомой частью которой является Россия.

Это я пофантазировал о первой цели Кашина.

Вторая цель – стать русским писателем. Сомнительное достижение там, где главным субъектом русской литературы считается Захар Прилепин. (Я не не люблю Прилепина. Он норм. Кароч, прост, норм. Ок, кароч). Сам Кашин объявил, что ему, чтоб стать русским писателем нужно, чтоб я купил его книжку в магазине. Если нас таких будет три тысячи, это сломает систему. Систему это не сломает, но книжку я купил. Как в анекдоте про еврейского мальчика и кукиш в небеса – на всякий случай.

Но это шутки.

А если продолжать фантазировать серьёзно, то Кашин, как сказали бы иные незабвенные писатели, стремительным домкратом ввинчивается в тело русской литературы. Он рассыпает по книге много смешных и красивых секретов.

В одной сцене молодой герой – Горбачёв – будучи на дружеской попойке в Доме на набережной, говорит «А кто хозяйку фалует?» После чего его выгоняют взашей. Это обратная цитата из Трифонова – там эту фразу произносил случайный эпизодический персонаж, которого тут же назвали «скотом».

Академик у Кашина говорит как гопник – «чё надо» - а член политбюро - в проброс, цитатами из Иоанна Богослова.

Сначала Зденек Млынарж пишет шутливое стихотворение «Переведи меня на хозрасчёт», а уж через двадцать лет Горбачёв выписывает из Киева поэта Коротича – автора «Переведи меня через Майдан».

Песню «Поезд в огне» - настоящий крипто-гимн Перестройки – пишет Пахмутова, сапёрные лопатки Суслова миражом мелькают в Прибалтике ещё в конце пятидесятых.

Ельцин – конечно же, полный идиот - на пленуме произносит речь, в которой через запятую идут трудовые обязательства, план, ускорение и ведро живых вшей. Это любопытно только мне, но вот почему. Митя Ольшанский раньше, говоря о всякой мутной политике, употреблял сорокинское выражение – «гнилое бридо». Так вот, то, что имел в виду Ольшанский, это, как раз «мокрое бридо» - ведро живых вшей, тогда как «гнилое бридо» это просто пирог. Так у Сорокина написано. (Да, я допускаю, что никому до этого нет дела, да что там, я уверен, что всем плевать).

И так далее. Это классное развлечение, безусловно, литературное. На стиле Кашина останавливаться не стоит – небольшое достижение для журналиста, писать гладко. Это естественная способность, из которой вытекает всё дальнейшее.

Всю историю России с 1950х Кашин замыкает на своём травматическом опыте – получается, его чуть не убили именно потому, что он занимался историей Перестройки.

Бред же, да? Но ведь правда же, чуть не убили.

Жизнь и есть конспирология, хотя бы потому что она - совершенно необъяснимая штука.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу