Игорь Караулов

Учитель

Платон Беседин
Учитель

Другие книги автора

Платон Беседин "Учитель"

Эта книга была издана как «серьезная заявка на большой украинский роман» (так сказано в аннотации), но за время пути к читателю ее автор, как и его родной Севастополь, где происходит действие, стал частью России.

Из-за этого роман воспринимается с неизбежной аберрацией: если в украинском контексте политическую позицию автора можно было бы трактовать как робкий сепаратизм, то теперь она выглядит скорее как умеренное «единоукраинство». По крайней мере, в тот единственный раз, когда в романе появляются носители «соловьиной мовы», они оказываются добрыми ангелами. Зато проблематика русско-татарских отношений поставлена довольно остро.

«Учитель» заявлен как тетралогия, и перед нами лишь первый его том, «Роман перемен». По первому тому трудно судить о том, чем может стать готовая вещь: полработы дураку не показ, а тут – всего четверть, и критик может легко попасть впросак.

Почему «Учитель»? Пока непонятно. Может быть, в последующих томах герой найдет себе Учителя с большой буквы или сам станет школьным учителем или даже учителем кунг-фу, но по итогам первого тома он ничему и не научается толком.

По идее, это роман взросления. На практике выходит роман «так-и-не-повзросления». На фоне моря, крымской природы и легендарного Севастополя действует совершенно ничтожный герой: маменькин сынок и бабушкин внучек, бесталанный, трусоватый и нерешительный.

Он существует в обычном антураже молодежной прозы: футбольные и музыкальные увлечения, сомнительные друзья, первая выпивка, уличные драки, наконец, подростковая смутная похоть, быстро приобретающая лицо и фигуру конкретной девушки. Казалось бы, взрослей – не хочу.

Но… хотя девушка, смуглая Рада с крепкими ногами (то ли цыганка, то ли крымская татарка) не то что не нуждается в завоевывании, но попросту сама тащит героя в постель, он пребывает в волнительной нерешительности по ее поводу и как будто бы сам не хочет лишаться девственности, а когда, наконец, она почти уже добирается до его вожделенного тела, непременно приходят хулиганы, как бог из машины, и устраивают спасительную драку.

Драки вызывают у героя своеобразную ментальную прокрастинацию: в момент, когда нужно принимать решение, бить или бежать, он вдруг погружается в рефлексию и выдает флешбэк на несколько страниц. Даже нечаянное убийство, совершаемое им на последних страницах романа, кажется, способно изменить лишь обстоятельства его жизни, но не его характер.

Героя зовут Аркадий Бессонов. «Бессонов» – намек на некоторый элемент автобиографичности (Беседина в отрочестве тоже могли обзывать и «Бес», и «Бесидзе»). А вот почему «Аркадий», мы начинаем догадываться лишь во второй половине романа, и наша догадка подтверждается на странице 309, где впрямую упоминается роман Достоевского «Подросток».

В самом деле, эту книгу можно трактовать как попытку переписать самый непопулярный из романов Достоевского на современном крымском материале, при этом брат героя Виктор, появляющийся во второй половине повествования и соблазняющий Раду, которой Аркадий так и не дался, выполняет роль Версилова.

Если это так, то в ожидании сиквелов появляется определенная интрига. Итог же первого тома можно описать словами популярного некогда интернет-персонажа: «Все кончили, кроме меня».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу