Митя Самойлов

Учитель

Платон Беседин
Учитель

Другие книги автора

Платон Беседин "Учитель"

Уже лет пять Платон Беседин подаёт надежды и надежды всё больше. Каждая новая книга Беседина лучше предыдущей, стиль всё уверенней, замысел всё яснее. Уже в сборнике рассказов «Рёбра» чувствовалось, что от описания впечатлений молодости он перешёл к настоящей жёсткой почти экзистенциальной прозе.

Роман «Учитель», тот, что попал в Длинный список премии Нацбест, оказывается только первый том задуманной Бесединым тетралогии. И это настораживает. Трудно поверить, в то, что автору хватит материала и замысла на четыре полноценных книги, трудно надеяться, что всё не превратится в необузданную графоманию, к которой Беседин, как впрочем и абсолютное большинство авторов, склонен. В общем, надежды Беседин даёт противоречивые.

«Учитель» - книга о взрослении крымского неудачника, школьника, воспитанного мамой и бабушкой, простого почти безликого парня, который пытается на сломе возраста и мира найти в себе что-то мужское, что-то, что позволит ему дальше жить человеком, а не пресмыкающимся. Тут есть некоторое противоречие, потому что, следуя логике в которой написан роман, приходится признать, что самим появлением книга обязана именно отсутствию у героя чего бы то ни было мужского. В этом пугающая особенность Беседина как автора именно этого романа – он не может подняться над своим героем, не может посмотреть на него со стороны, взрослыми глазами. Ведя повествование от первого лица Беседин продолжает оставаться жалким, задёрганным подростком, не давая ни герою ни читателю намёка на выход и развитие. Да, Аркадий Бессонов от отчаяния и безысходности совершает пару смелых поступков, но они, парадоксальным образом, никак не двигают эволюционный вектор героя.

Мальчик учится на подготовительных курсах в унылой крымской деревне, знакомится с красивой девочкой и дружит с совершенно беспутным одноклассником в майке Нирвана. Это повествовательная схема «Бойцовского клуба» Чака Палланика. Друг является воплощением тёмной и наиболее привлекательной стороны героя, а потом исчезает в середине книги. Девушки герой боится, и на протяжении всего романа пытается преодолеть свой страх, чтоб вступить с девушкой в близость. Страх он при этом преодолевает по пути внутренних монологов и воспоминаний, никак не привлекая в процесс девушку.

В романе часто встречаются отсылки к песням Аквариума и Rolling stones, что в убедительно описываемой фактуре унылой украинской деревни смотрится особенно нелепо. Эдакие культурные коды на мусорных баках.

Важная, и видимо, определяющая особенность Беседина – провинциальность. Не родная, трогательная и тёплая, а какая-то дремучая. Так неловко смотреть на взрослого человека, задающего детские вопросы, так неловко читать Беседина, переписывающего на материале собственных комплексов и всеми брошенного Крыма нулевых историю Тайлера Дёрдена.

Беседин всё ещё подаёт надежды и блещет стилем чаще чем раньше – «Вейнингер, которого я буду штудировать на старших курсах, делил женщин на проституток и матерей. Я был обречён на выбор материнского типа, потому что мама и бабушка пестовали меня в лоне докучливой заботы, напоминающей тёплое коровье вымя, но проститутки манили по-своему».

В общем-то, Беседин определённо сказал своё слово в русской литературе (в аннотации к роману написано «украинской», что смешно), о чём он напишет ещё три тома, ума не приложу.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу