Владислав Толстов

Живые картины

Полина Барскова
Живые картины

Другие книги автора

Полина Барскова "Живые картины"

Книга Полины Барсковой «Живые картины», конечно, никогда не станет национальным бестселлером в России. Несмотря на то, что в ноябре в Красноярске, куда автор прилетала представлять свою книгу на книжной ярмарке, в зале яблоку негде было упасть. Но бестселлером этой книге не быть. Ей будет сопутствовать негромкая, удивленная, довольно специфическая популярность, связанная, в том числе, со столь же специфическими обстоятельствами появления этой книги. Судите сами: автор – известный поэт, живет в Америке, преподает в американском университете. И последние годы занимается серьезными исследованиями ленинградской блокады. Разыскивает малоизвестные архивные документы, дневники, пишет серьезные исследования (в Сети их нетрудно найти) под такими, например, названиями - «Подлинный тип блокадного дистрофика» или ««Дистрофики, толстушки, аллегории: к проблеме репрезентации блокадного тела». Серьезные культурологические исследования. Поэт из России. Что-то не так в этой истории, не находите?

Хотя все так, все так. Это вообще феномен, заслуживающий отдельного изучения – о том, что в последние годы появилось несколько книг о блокаде, написанных авторами, либо живущими в Америке, либо недавно туда переехавшими. Несколько лет назад премию «НОС» получила повесть «Ленинград» Игоря Вишневецкого – тоже поэта и тоже профессора одного из американских университетов. Вспомним также довольно курьезную, но примечательную книгу «Город» - роман о ленинградской блокаде, написанный профессиональным голливудским сценаристом Дэвидом Бениоффом. Совершенно другой вопрос, что заставляет благополучных интеллектуалов обращаться к этой страшной теме, интересно, как каждый из них реализовал свой замысел. Вишневецкий описывал блокаду как античную трагедию, как апокалиптическое продолжение «Петербурга» Андрея Белого. Бениофф в декорациях блокады развернул лихое приключенческое действо с перестрелками, погонями, снайперами и айнзацкомандами.

Полина Барскова написала не научную книгу. И не воспоминания о блокаде. У нее не может быть таких воспоминаний, поскольку она родилась спустя 30 лет после блокады. Родилась в Ленинграде. Вокруг была советская школа, советские книги, и, само собой – вокруг была блокада, с самого раннего детства. Какие-нибудь в школе организованные посещения памятников, где мрамор, золото, и все такое. Разговоры взрослых. Книги. Дневник Тани Савичевой, который детское сознание сам по себе способен взорвать, а прибавьте еще знание, что Таня жила в том же городе, что и ты…У Полины Барсковой, совершенно очевидно, своя блокада. О которой невозможно было написать, живя в России. Здесь тема блокады (да и вообще войны) сильно табуирована. Нужно вырасти, прожить жизнь, стать поэтом, уехать в другую страну, в другую культурную среду – и там, и только там, найти те слова, которые сфокусируют в одной точке и блокаду, и время, и поэзию, и это все.

Затрудняюсь сказать, «Живые картины» - это взгляд на блокаду какой.,. поэтический? Романтический? Лирический? Сказочный? Любое определение, разумеется остается неполным, не говоря уже о том, что с любым из этих эпитетов в нашем сознании ленинградская блокада ассоциируется меньше всего. В принципе, при желании книгу можно назвать даже юмористической: ведь там цитируются буриме, которые сочиняли сходившие с ума от голода люди, есть блокадные шутки и даже появляется в одном эпизоде Даниил Хармс. В любом случае это, пожалуй, самая необычная книга на тему ленинградской блокады, которую вам предстоит прочесть. И завершает ее небольшая пьеса, давшая название всему сборнику. Настоящая лав-стори, мужчина и женщина, оказавшиеся вместе в самые черные, смертные и страшные блокадные дни. Потом выяснится, что герои имели реальных прототипов, которые не пережили блокады.

Блокада дала людям невероятные страдания, но дала им возможность творческих взлетов, высших проявлений человеческой природы. А потом все они умерли, их погребли под мрамором и златом и забыли. И одна ленинградская девочка уехала в Америку, чтобы вернуть этим людям их смех, любовь, голоса, и тем самым подарить маленькое бессмертие. А если книги писать не для этого, то какой смысл их вообще писать?

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу