Смотреть трансляцию

Александр Секацкий

Жизнь советской девушки

Татьяна Москвина
Жизнь советской девушки

Другие книги автора

Татьяна Москвина "Жезнь советской девушки"

Можно назвать этот текст мемуарной прозой или, скажем, автобиографическими записками. Или просто записками на манер «что вспомнилось» – все это будет слишком приблизительно, а последнее и просто неверно. Перед нами, конечно же, прекрасно выстроенный роман, где и уверенно удерживается до последнего листочка.

Всякий человек имеет право на рассказ о своей жизни, и по логике вещей, по справедливости, оно, безусловно, должно быть включено в список основных прав человека. Иное дело, буду ли я интересен другим своей историей? Тут все, увы, не так просто, и сколько бы мы ни произносили заклинаний о безусловной интересности любой человеческой жизни, придется признать, что истории очень отличаются друг от друга. Существенно, конечно, свидетелем каких событий пришлось быть человеку, и тому, кто всю жизнь плел корзины, придется, наверное, труднее, чем маршалу или агенту четырех разведок, но все же главное различие пролегает между хорошо рассказанными (написанными) историями и теми, что представлены невнятно, рассказаны сбивчиво, невпопад, хотя бы даже за всем этим скрывались подлинные свидетельства и личный опыт.

Благодаря такому различию, собственно, и существует литература. И существует круг чтения как бы в двух измерениях: нечто лично мне адресованное (грубо говоря, мемуары моего дедушки) и история совсем чужого дедушки, которая меня почему-то задевает и не только меня...

История, рассказываемая Татьяной Москвиной, проходит сквозь все барьеры сопротивления. И дело не в откровениях, не в том, что раскрыли неизвестную нам тайну. Поздняя советская эпоха прекрасно документирована, а у многих читателей еще жива в памяти. В ней, в этой эпохе, множество спорных моментов, которые и после знакомства с «Жизнью советской девушки» остаются все столь же спорными. Но дело в качестве литературы, в кондициях письма.

Семейная сага, грибы и дача, круг чтения школьницы, игрушки и игры, эрос и его дела, театр и еще раз театр — все это удивительно точно дозировано, помещено на свое правильное, законное место. Неожиданные, точные наблюдения чередуются с оценками, вердиктами, суждениями вкуса, а затем сменяются какими-нибудь приключениями.

«Жизнь определила меня на такую должность, где за меня никто ничего делать не будет, вот и весь разговор.

Мой первый бессознательный импульс — всегда всё сделать самой. Когда мне помогают, я дико и приятно удивляюсь, но в душе тревожусь — как-то это всё... беззаконно. Не было б потом наказания какого!»

Татьяна Москвина склонна расставлять точки над i, не опасаясь кому-нибудь не угодить — отсюда максимальная внятность, точность, отсюда же и спорность, сугубая пристрастность оценок. Но в такой книге как «Жизнь советской девушки» все они (вердикты) абсолютно уместны:

«Как настоящая красавица, К. вела себя загадочно — двигалась медленно, говорила мало, улыбалась таинственно и постоянно болела. Каково же было моё изумление, когда через несколько лет К. вне брака родила девочку от довольно заурядного человека.

То есть я имею в виду — в сравнении с ней заурядного. В Риме такая женщина останавливала бы автомобильное движение. В Париже её благосклонности добивались бы послы, министры и кинозвёзды. В Ленинграде бешеные красотки пили водку с уродами и так и рвались кого-то из них полюбить бесплатно, мгновенно и навек...»

Немало подобных ярких свидетельств страстности души разбросано по тексту и все они впечатляют, а некоторые и убеждают своей внезапной очевидностью:

«Как все по-настоящему талантливые люди, она дико хорошела на сцене».

Не сомневаюсь в счастливой литературной судьбе этой книги.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу