Владислав Толстов

Весна в Ялани

Василий Аксенов
Весна в Ялани

Другие книги автора

Василий Аксенов "Весна в Ялани"

Василий Аксенов (не знаю, обязательно ли нужно добавлять, что это не тот, который «Остров Крым», а полный его тезка?) написал отличную книгу. О Сибири в последнее время как-то много стали писать. Как сто лет назад, Сибирь остается последним метафизическим бастионом русской духовности и отечественной литературы в том числе. Правда, как «писать Сибирь» еще не совсем понятно. Как Распутин или Астафьев, или даже Шукшин – слишком архаично. Как Михаил Тарковский или Виктор Ремизов, в чьих книгах сибиряки предстают какими-то ковбоями – странно. Как Роман Сенчин, описывающий сибирскую жизнь в таких безнадежных красках, будто не люди там живут, а ходячие мертвецы из известного сериала – ну, это вообще не мужской разговор. Василий Аксенов, слава богу, не придумывает никаких концептуальных инструментов, чтобы посмотреть на сибирскую жизнь. У него простая оптика – что видим, о том пишем. И «Весна в Ялани», пожалуй, главная за последние годы книга о современной российской сибирской глубинке. Можно даже примерно посчитать, где именно находится эта аксеновская глубинка. Елисейск (то бишь Енисейск), Ново-Мангазейский район, Ялань, кержаки и чалдоны – то есть примерно Енисей в среднем течении, где-то в районе Южной Эвенкии. Много раз там был, представляю себе, как там люди живут и могу свидетельствовать – Василий Аксенов описал тамошнюю жизнь честно и без прикрас.

Сюжета в «Весне в Ялани» почти нет. Вернее, он есть, но движется не торопясь, как неспешно приходит и весна в сибирскую Ялань. Сначала в Ялань приезжает местный «лесной барон» Федор Загитов, нанимает мужика Николая Безызвестных сторожить свою заброшенную делянку. Потом Николай, возвращаясь со своей сторожевой службы, обнаружит в снегу замерзшего своего односельчанина. Человека зряшного, который объявил себя духовным братом Масхадова и Басаева и бегал по деревне, пугая баб. Таких придурков в сибирских деревнях хватает, это так. Милиция приходит к Николаю, но не выясняет обстоятельства гибели (пьяный был, замерз, что тут выяснять), а куда делась бензопила «Штиль», с которой покойного якобы видели. В сюжете еще появится жена Николая Луша, его сосед Электрик, пропивший крыльцо от дома и золотые зубы жены, остяк Гриша, пес Верный, мама Николая, девушки из педучилища, приехавшие в этнографическую экспедицию… Кстати, участковый милиционер, девушки из педучилища, телевизор, который смотрят без звука, - вот все, что связывает жителей Ялани с внешним миром, государственной властью, местным самоуправлением, подъемом национальной экономики и В.В.Путиным. Если бы не приметы цивилизации вроде «Авторадио» или бензопилы, было бы трудно понять, какой век на дворе. В Ялани так и живут.

Хотя нет, потом все встанет на свои места. Потому что опять приедет лесной олигарх Федор. И привезет на «джипе» водку и колбасу. И понесет их на кладбище, где все населения Ялани собирается в День Победы. Весна в Ялани приходит именно тогда, когда все отмечают День Победы.

Вот эти страницы, как яланские мужики собираются на могилах своих отцов и поминают их водкой под нехитрую закуску, а потом поют военные песни, известные с детства – это, берусь утверждать, самые патриотичные страницы в отечественной литературе за последние не знаю сколько лет. Про то, как отцы воевали, строили новую жизнь, а потом легли в мерзлую землю, и к ним приходят их сыновья – спивающиеся, неудачливые, неуспешные, общающиеся друг с другом какими-то оборванными междометиями «че» да «ниче». Потому что идти им больше не к кому.

«– У меня дома две фотографии хранятся, старые, – начал Гриша. – Похороны. Тут вот где-то. Изменилось, точно где, и не узнаешь. Одна сделана в сороковом году. Стоят у могилы первой жены моего дяди Володи Фоминых – от болезни умерла какой-то, после родов ли, не помню – почти одни мужики, человек пятьдесят. И на другой – тоже похороны, чьи, не знаю. В сорок шестом – одни лишь женщины, мать среди них. Такое дело.

– Да, – говорит Истомин Николай. – Выкосило.

– Вышшэлкало, – говорит Коля.

– Ну, чё, с Победой, – говорит Гриша.

– С Победой, – говорит Коля.

– За отцов, – говорит Истомин Николай.

– И за дедов, – говорит Гриша.

– И за женщин.

– За матерей и бабушек.

– За всю Россию, – говорит Коля.

– Ну, за Россию-то – конечно, – говорит Гриша»

И что тут добавить. Добавить тут нечего. Потому что это и про Сибирь, и про Россию, и про нашу власть, которой в Ялани не видно, и про нашу историю тоже. Исчерпывающе. Отличная книга.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу