Наталия Курчатова

Украина трех революций

Аглая Топорова
Украина трех революций

Другие книги автора

Аглая Топорова "Украина трех революций"

«Украину трех революций» я прочитала задолго до ее выхода, сразу после редактуры. Признаться, подступалась к книге без каких-то головокружительных ожиданий – не в силу отрицательной предубежденности, скорее наоборот; ее автор Аглая Топорова – человек мне неплохо знакомый, мы дружили еще с ее отцом, и самой Аглаей на тот момент уже близко приятельствовали и часто обменивались мнениями по разным вопросам, в том числе, так сказать, «животрепещущим». Казалось – что можно нового узнать из сочинения человека своего круга, образ мыслей которого тебе хорошо известен. Оказалось – очень многое.

И дело не только в том, что «Украина» насыщена большим количеством неизвестных нам киевских реалий нулевых и десятых – хотя и это тоже. Дело скорее в нетривиальности авторской точки зрения и закономерно следующей из нее позиции; не погрешу против истины, сказав, что ничего подобного о событиях «около Майдана» я не читала ни до, ни после.

Особенность подхода в том, что об украинском кризисе здесь пишет русский человек, петербурженка (это важно), которая много лет прожила в Киеве, знает местную жизнь, испытывает большую симпатию к украинцам и, в общем, явно стоит на «либеральных» позициях – но «либеральных» не в духе «конгресса фантастов» из Вильнюса, а реалистичных и в общем патриотических. Отсюда – склонность с пониманием относиться и к патриотизму граждан другой страны, до тех пор, пока он проявляется в формах, которые в некоем идеальном мире можно было бы назвать цивилизованными. Иными словами, если иметь в виду позицию не «русского европейца», но «европейского русского», - в смысле сочетания образования, воспитания и усвоенных с детства демократических, без кавычек, ценностей со спокойной, без невроза, укорененностью в собственной цивилизационной парадигме, - то это именно она. Например, не вдаваясь в длинные объяснения, автор с первых страниц самим тоном повествования предлагает принять тот факт, что Украина, волей истории – другая страна, пусть с общим прошлым, во многом близкая (но и во многом отличная) по ментальности от бывшей метрополии, и подходить к ней следует именно с подобной меркой. Парадоксальным образом именно этим объясняется жесткость иных пассажей, которая не снилась даже последовательному «ватнику», склонному по старой памяти воспринимать украинцев как некий курортный вариант русских: с их смешным говорком, мелодичными песнями, салом и варениками. Отдельный народ, да – но и спрос тогда как со «взрослого» народа, безо всякой патриархальной снисходительности.

Петербургский же взгляд я позволила себе подчеркнуть потому, что при всей живости повествования оценка большинства событий здесь рациональна и даже холодновата; образ автора местами напоминает фигуру англичанина, угодившего на ирландскую сельскую вечеринку.

«Украина трех революций» построена по принципу ретроградного движения – от последнего на сей момент Майдана, приведшего к изгнанию Януковича, к более ранним политическим коллизиям – «оранжевой революции» и дальше. Таким образом, сначала знакомясь со взглядом очевидца на то, что происходило в Киеве совсем недавно, затем мы получаем возможность проследить, что именно привело к подобной кульминации. Наблюдаем становление националистических движений и организаций, следим за последовательными провалами коммунистов и социалистов, за углублением конфликта между Киевом и Юго-Востоком – тут обожателей новой украинской власти ждут особенно неприятные сюрпризы, поскольку становится весьма очевидно, что последовательное «курощание» дончан со стороны столичной интеллигенции – вовсе не пропагандистский миф Первого канала, но многолетняя украинская практика и реальность, вглядываемся в особенности «Евромайдана», многие из которых, прямо скажем, идут вразрез с декларируемыми либеральными ценностями… Позволю себе цитату.

«Короче говоря, светлый проевропейский майдан довольно быстро превратился в источник оголтелой и реально ничем не мотивированной русофобии. А вытесненные поначалу за пределы Евромайдана правые и националистические партии довольно быстро заняли на майдане лидирующие позиции. И хотя их палатки все еще стояли отдельно, тон на Майдане начали задавать именно они. Уже в первые дни с площади с позором и под угрозой избиения были изгнаны члены ЛГБТ-организаций, по крайней мере, радужное знамя у них отобрали и растоптали, в первую же неделю под поощрения ведущего были избиты активисты левого профсоюза братья Левины. Коллективный разум Евромайдана не то что не осудил эти действия правых радикалов, в лучшем случае на них просто не обратили внимания, в худшем — одобрили: нечего проклятым пидорам и коммунякам мешать нашему светлому европейскому будущему.»

При всем том автор не устает повторять, что Украина при Януковиче и раньше была поразительным примером действительно демократической страны, приводя в том числе многочисленные примеры «прямой» демократии, когда даже локальные народные выступления могли серьезно повлиять на принятие решений. Но, как выясняется, подобные «вечевые» механизмы при недостатке политической культуры и наличии мощных глобальных игроков, имеющих собственные планы на территорию народовластия могут привести к поистине фатальным последствиям, как бы курьезно поначалу не выглядели иные конфликты. Одна из моих любимых сатирических глав практически в свифтовском духе – глава «Йолка против Януковича». Кто бы мог подумать, что если бы не злосчастная йолка (или «ялынка» по-украински), никакого свержения президента, кризиса и войны могло бы не быть?

«17 мая 2010 года новоизбранный президент Украины Виктор Янукович встречался с президентом России Дмитрием Медведевым. Во время официальной части встречи президенты подошли к установленным на мемориале павшим воинам венкам. Шел сильный дождь. Еловый венок, к которому подошел Янукович, упал прямо на него. Украинские аналитики испугались. Он решили, что этот инцидент свидетельствует о скором трагическом распаде страны.

В конце 2010 президент Украины объяснял, почему власти понадобилось разогнать так называемый налоговый майдан. «Трэба було встановити эту... йолку...», – после долгой паузы выдавил Янукович. Елка по-украински называется «Ялынка», и то, что президент страны не смог назвать ее на том языке, на котором в этот момент говорил, вызвало страшный гнев и издевательство его противников. Можно было подумать, что елка — ахиллесова пята Януковича… Совпадение это или осознанный символизм, но именно попытка установить новогоднюю елку на главной площади страны запустила процесс отстранения Януковича от власти.»

Еще один любопытный эффект книги в том, что она как-то неожиданно подсвечивает не только украинскую ситуацию, но восприятие русскими самих себя. На фоне санкций, скреп и утверждения «особого пути» России в последние годы внезапно оказывается, что образованный и разумный русский человек давно уже не требует какого-то особого пути и особого к себе отношения, как бы неполиткорректно это ни прозвучало, наша страна – уже давно не интернат для странных гиперборейцев с особенностями развития, напротив, во многих ситуациях этот человек первым принимает реальность и судит о ней с позиции здравого смысла. Конечно, эту характеристику трудно отнести ко многим пламенным публицистам в сети, да и к иным нашим политикам, но книга Аглаи Топоровой дает некоторую надежду на то, что подобный взгляд рано или поздно восторжествует.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу