Александр Етоев

Завидное чувство Веры Стениной

Анна Матвеева
Завидное чувство Веры Стениной

Другие книги автора

Анна Матвеева "Завидное чувство Веры Стениной"

Первый раз прочитал эту книгу в ноябре 2015-го, сейчас, в марте 2016-го, перечитал еще раз. Чудо как хорошо. Не понимаю женщин, холодно отнёсшихся к книге. Видимо, это зависть, тем более что те, кто отнёсся, – дамы пишущие.

Помню, поспорили со знакомым о «Вере Стениной»: он говорит, Матвеева мастер рассказа, а вот в большой форме она не дотягивает, сдаёт. Я говорю: эта книга из лучших, прочитанных мною за последнее время. Он мне: книга хорошая, но перескажи сюжет? Я не стал, но подумал: разве в сюжете дело? Попробуйте, пересказать сюжет картины Сезанна. Или, ну не знаю, – Пикассо? Моне? Мане? То есть пересказать-то можно, но будет примерно так: во! Баба голая сидит на полянке. Закусь слева, фрукты, вино. А эти идиоты в костюмах нет бы чтобы её отпотчевать, они ж всё о высоком да о высоком, а время-то клонится к закату.

Простите меня за пошлость. Или за неё не прощают?

Теперь обращаюсь к дневнику. Запись из прошлогодней осени:

«Читаю книгу Матвеевой “Завидное чувство Веры Стениной”, больше половины уже прочитал. Какой она молодец, как умеет находить неожиданные слова, сравнения, довески к фразам, которые добавляют им особый, матвеевский, цвет и вкус Примеры не привожу, их так много, что придется цитировать роман едва ли не целиком. Аня щедрый художник, ни капли скупости. В том смысле, что есть писатели-счетоводы, которые тщательно отмеривают число метафор на определенное количество страниц книги, чтобы не было перебора. Матвеева рассыпает словесные алмазы, как добрый сеятель. И не только ради меня, читателя, а в первую очередь, я думаю, для себя. Ей нравится, как она пишет. Это чувствуешь, это видно. И мне, читателю, нравится, это обоюдное чувство. И лёгкость – тоже важное свойство прозы этого автора. Не легковесность - лёгкость. Я не заставляю себя читать, сама проза уносит меня вперед. Спасибо».

И вторая запись:

«Вчера, 20-го ноября, дочитал “Веру Стенину”. Под конец книги – читал и переживал за свёрток с деньгами. Предполагал, что похитят, и всё ждал момента. Надеялся, что не украдут. Но украли. Предположение сбылось. И сразу же новая мысль – при покупке билета фиксируется информация о клиенте. Найдут его, конечно найдут мерзавца».

Ну а теперь бонус, к Анне Матвеевой не причастный, но к нынешнему петербургскому быту имеющий отношение близкое. Тоже из дневника:

«Вчера, 9.06.2015. После вечера удивительной и замечательной екатеринбургской писательницы Ани Матвеевой в Буквоеде на Лиговке, мы с Носовым и Крусановым пошли отмечать вчерашнюю носовскую премию (Нацбест) в кафе на ул. Достоевского, что на Кузнечном рынке. Ребята ушли вперёд, я задержался, потому что тётя у стены рынка торгует книжками, разложенными под ногами на газете. Етоев же, если книжки увидит, его от них домкратом не оторвёшь. В общем, останавливаюсь, смотрю. А тётя мне: “Покупайте книжки, хорошие, вот “УнижЁнные и оскорблённые“, Достоевский!” Надо же – “унижЁнные”! А почему не “Униженные и оскОрбленные”? Тоже прикольно».

Спасибо!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу