Смотреть трансляцию

Анастасия Козакевич

Солдат и Царь

Елена Крюкова
Солдат и Царь

Другие книги автора

Елена Крюкова "Солдат и царь"

Книги, написанные «по случаю», то есть в честь юбилея какого-либо события, редко оказываются действительно достойными. Безусловно, бывают и исключения, но чаще всего такие книги забываются так же быстро, как и заканчивается юбилейный год. В следующем году нас ждет волна всевозможных художественных и не очень произведений посвященных столетию отречения Николая II от престола и Февральской революции. Но первые ласточки уже готовятся к печати. Роман «Солдат и царь» Елены Крюковой — яркий пример такой «книги по случаю».

Перед нами пространная история взаимоотношений царской семьи в изгнании с их охраной, ставшей впоследствии их убийцами. Сюжет предсказуем, как вполне ожидаема коллизия между двумя мирами: малограмотные бесы-красноармейцы и не так давно канонизированные «бывшие» царь с женой, детьми и прислугой. Автору показалось мало в красках описать это противостояние, демонизируя и идеализируя того или иного персонажа в соответствии с собственными художественными задачами. Она еще и перемежает это и без того мучительно длинное повествование интерлюдиями (а также прелюдией и даже, цитирую, «постлюдией»), в которых с маниакальным упорством еще раз разъясняет читателю (а вдруг не понял), что конкретно ее больше всего волнует в той или иной главе. Но и этого ей показалось недостаточно. Для предания достоверности собственной позиции она не только снабжает каждую главу (а их одиннадцать), объемным, не менее пары абзацев, а то и страниц, эпиграфом из произведений современников описанных событий, но и в финале приводит еще одно, наиболее, видимо, весомое доказательство своей правоты — текст видения юродивой Ксенией царской семьи. А вдруг кто-нибудь усомнится? Так ли это важно, чтобы читатель во всем был согласен с автором? Судя по тому, с каким упорством Елена Крюкова пытается убедить его, в этом и заключается ее высокая миссия.

Я не люблю много цитировать в рецензиях, но тут автор не оставил мне шанса — язык романа «Солдат и царь» это песня, из которой, как говорится, слов не выкинешь:

«Глаза летят бешеными шмелями впереди лица».

«Колыханье поезда то усыпляло, то раздражало. Колеса били спящих по голове».

«Он так часто схватывал волчьими ушами их разговоры, беседы, обрывки раздумий вслух, что ему стало казаться – он некий потайной ящик, куда все эти беседы и шепотки прячут, приберегая, аккуратно складывая, до поры: может, память обо всем этом кому пригодится».

«Эта его улыбка. Она обвивает ему щеки и бороду солнечным плющом, диким виноградом».

«Улыбка ужом быстро обвила гладко выбритые щеки Якова Юровского».

«Ненавидящие зрачки, как клопы, бегают по телу и прилипают, и жадно сосут кровь».

«Ночь, и звезды падают с зенита, будто в них стреляют; выстрел, и одна упала, выстрел – вторая».

«Из-под набрякших, в красных прожилках, век косили, плыли вбок и вдаль слепые глаза».

«Немного сильнее бьется сердце, когда по ней вдруг хлестнут его глаза, но это ничего; это просто у нее такое чувствительное сердечко, а надо быть ледяной, как Ольга, или хулиганкой, как Настя».

«Осталось только оно, это светлое, светящееся лицо, мотающееся перед ним в туманной утренней дымке».

«Палец, прижатый к губам, говорил без слов: говорить нельзя».

Убедительно? Более чем. Высокая миссия автора выполнена.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу