Смотреть трансляцию

Аглая Топорова

Формейшн. История одной сцены

Феликс Сандалов
Формейшн. История одной сцены

Другие книги автора

Феликс Сандалов "Формейшн. История одной сцены"

Признаюсь честно, ни одна книга в лонг-листе не вызвала у меня такого странного эмоционального переживания. С одной стороны, я сверстница героев и большинства комментаторов этого масштабного исследования, да и с некоторыми упоминаемыми там персонами была знакома лично или, как говорится, через рукопожатие. С другой — до момента прочтения «Формейшена» я ни разу в жизни не слышала музыку «непревзойденных и главных московских панков» - так постоянно указывается в книге - «Соломенных енотов» и «Лисичкиного хлеба». Ознакомиться с их творчеством заставили именно невероятно восторженные отклики информантов Сандалова. Послушала. Комментировать не буду, речь в конце концов не о музыке, а о тексте. Отмечу лишь, что подобного восхваления вряд ли удостаивались Джон Леннон, Курт Кобейн, а может даже и Майя Плисецкая. Количество и превосходная степень эпитетов, примененных комментаторами этого нон-фикшна к творчеству и жизни ее главных героев, сравнима разве что с «Малой землей» Леонида Ильича Брежнева. Как говорится, «Гейдар Алиевич, это вы уж слишком». А еще так часто высказываются на поминках.

И хотя желание взрослых, остепенившихся, а зачастую и сделавших отличную карьеру людей придать безобразному пьянству, скотству и другому идиотизму своей юности черты культурного феномена, а также почтить не умершего, но сильно изменившегося товарища, по-человечески и коммерчески понятно, сам текст устроен так, что не оставляет от легенды «формейшена» камня на камне. Бесконечное перечисление пьяных приключений, ссор, драк, вазимного кидалова и прочих деталей повседневности, совмещенных с некоей интеллектуальной, протестной и твореской деятельностью, во-первых, жутко утомляет (тем более что некоторые воспоминания героев буквально дословно повторяются через десяток-другой страниц), во-вторых, показывают, а то и доказывают, что в этом самом «формейшене» ничего уникального не было вообще. В тысячах городах по всему миру существуют молодые люди, которые ищут себя не через традиционные формы достижения социального успеха: образование, работу, карьеру, семью и т. д. А пытаются заставить свою безъязыкую душу заговорить. Заставляют с помощью алкоголя, наркотиков, промискуитета и других доступных им форм творческой самодеятельности. Ничего плохого в этом, разумеется, нет. Это просто одна из разновидностей взросления. Молодые люди обмениваются впечатлениями о книжках, фильмах и музыке, пытаются создавать что-то свое, о чем-то думают. Более того в любой такой компании есть свои лидеры, изгои, таланты, красавицы, понятные только посвященным шутки и мемы. Это мало зависит от времени, географии, политического и социального устройства. Как поется в известной песне, «в каждой норе и в каждой дыре» идет подобный процесс. И результаты этого процесса тоже вполне предсказуемы: кто-то действительно становится звездой, пусть даже локальной; кто-то тихо спивается, кто-то ярко сходит с ума и погибает; кто-то превращается в серьезного взрослого человека. Это зависит от личной выносливости и удачи каждого из героев. Закономерности и предопределенности тут не существует. Да и не должно быть. Уникального в общем-то тоже.

Не должно быть, впрочем, и спекуляций на модную тему «во всем виноват распад СССР и капитализм». Не виноват. При советском социализме все эти ребята спокойно и с большим удовольствием бы играли в КВН и преферанс в бессмысленных НИИ или находились бы в лечебно-трудовых профилакториях и психушках. В той системе выживали люди посильнее и поинтереснее. А героям «Формейшена» следовало бы сказать спасибо Горбачеву, Ельцину и олигархам за годы, прожитые в сладкой нирване.

Неслучайно самой смешной и человеческой из всего почти шестисотстраничного талмуда является рассказанная в трех предложениях история со свадьбы Андрея Панова (Свина) — лидера «АУ». И это логично: настоящему — и искусству, и панку, и шутке — не нужно много слов и объяснений. Все понятно сразу.

И тем не менее хочется поблагодарить автора за проделанную работу: читать это и правда интересно. А если бы еще и короче страниц на четыреста, так «Формейшену» Феликса Сандалова и вообще цены бы не было.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу