Амирам Григоров

Учебник истории. От Грозного до Путина

Герман Стерлигов
Учебник истории. От Грозного до Путина

Другие книги автора

Герман Стерлигов "Учебник истории. От Грозного до Путина"

Герман Стерлигов — удивительный русский человек, кем он только не был – он и российский фермер, и, в прошлом - соучредитель товарно-сырьевой биржи «Алиса». То ли самой первой, то ли – одной из первых на пространстве СССР. Он сразу запоминается – полувоенной одеждой, характерными русскими сапогами гармошкой, окладистой мужицкой бородой, интеллигентскими очками. История его жизни читается, как авантюрный роман. Он стал миллионером, будучи ещё совсем молодым человеком, ещё в пору, когда на «трёшку» можно было с размахом пообедать в ресторане. В то смутной время, когда Советский Союз разпадался, одна система уходила, а другая ещё не выстроилась – когда красные начальники со скрипом роняли власть, а т.н. «олигархи» - ещё не приобрели.

Стерлигов сумел пройти через волчьи зубы перестроечного бизнеса, что не удалось многим другим, тем, с кем он начинал. О, эти амбициозные и, чисто по-комсомольски, беспринципные советские юноши! Илья Медков, банкир-аферист, ровесник Германа Львовича и обладатель сравнимого в те годы, состояния! (Теперь никто не вспоминает этого человека, разве только в связи с помпезным надгробием на Ваганьковском кладбище). Другие же остались просто именами в криминальной хронике 90-х — Вадим Яфясов, Олег Кантор... сколько же их было, скоробогатых молодых людей, не переживших своего богатства!

Другие оказались в эмиграции, став там в кои веки приличными налогоплательщиками, как, например, кое-какие авторитетные бизнесмены, метившие во временщики, кто-то даже руки на себя ухитрился наложить, кто оказался во власти, кто украсил собой места не столь отдалённые, успел освободится и усердно валяет петрушку, представляясь отцом русской демократии и особой, приближённый к Государю императору.

Но не таков оказался Стерлигов! Он ушёл в глубинку, в село. Обзавёлся усадьбой, скотом, позировал верхом на скакуне, в подражание заправский русскому барину 19-го столетия. Вернее, так – он и есть современный русский барин, только 21-го столетия. Вообще, Герман Львович кто угодно, только не примитивный стяжатель. Он из тех, кому в любом деле должно быть в первую очередь интересно.

Стерлигов то создаёт некий загадочный «Реестр непьющих мужиков России», то вводит собственное платёжное средство, обеспеченное золотом, то внедряет уникальный календарь, отличный от григорианского. У него свои взгляды на историю, церковь и будущее России. Он весь сплошная мистификация и находка для таблоидов. То прогремит на всю страну: «Стерлигов обругал т.н. геев», то: «Стерлигов назвал учёных колдунами». Он изображает, весьма успешно, то чудом уцелевший осколок старорежимной, исконной Руси, то цензора, обличающего современную распущенность нравов, то гонимого сиротинушку, он прирождённый великолепный актёр, он многолик и изменчив, как Протей, у него энергия бьёт через край. То он русский фермер, то карабахский мельник, то звезда ток-шоу, за ним тянется шлейф скандалов и тяжб, от него ждёшь нестандартных изречений и необыкновенных откровений. В общем, Стерлигов — один из интереснейших русских типажей, это термоядерное сочетание ума, отваги, авантюризма, лёгкости на подъём, плутоватости, самодурства и богоискательства роднит его, например, с рядом персон начала прошлого века, например, с Верещагиным или Волошиным.

Он нескучный, он не похож на обывателя, он не политкоректен, говорит, не думая, сохраняя вечную подростковую дерзость.

Да, о произведении Германа Львовича Стерлигова. Безусловно, изучать историю по этой книге контрпродуктивно, сама эта книга должна придти к читателю только после прохождения всего школьного курса истории, иначе некоторые сведения, почерпнутые из книги Стерлигова, могут причинить двойку на уроке, например, такие:

Что некоторые русские князья брали Казань по нескольку раз за свою жизнь.

Что Лжедмитрий – это спасшийся Дмитрий.

Что Лжедмитрий Второй – это тоже спасшийся второй раз Дмитрий.

О том, что Пушкин – кощунник и стихоплёт.

О том, что Петра Великого в Европе интересовали в основном блудницы.

О том, что Санкт-Петербург был сделан столицей для того, чтобы в случае восстания царю было удобнее сбежать на Запад.

И т.д.

Эта книга исполнена настолько термоядерного консерватизма, что поневоле проникаешься уважением! Она читается легко, поскольку состоит из маленьких главок, глотается на одном дыхании, и занимательна необыкновенно. Это образец особого литературного жанра, и в этом качестве она представляет немалый интерес. Всё это снабжено картинками и картами! Это самый крутой постмодернизм из всех! Шикарная мистификация, которая дополняет и без того уникальный образ автора! Ну что ж, чего тут точно не удастся, так это соскучится!

А ещё представляю себе издание всех частей этого труда в одном томе! Обязательно в кожаном переплёте и со стальными застёжками! Оформленное под древнюю рукопись! С буквицами, с античными картами! Чтоб читать только под лучиной или со свечой! Обернув в полотеничко! А в обложку механизм встроить особенный! Если ты, вдруг, учёный-колдун, масон, еретик, чернокнижник или стихоплёт какой (не говоря уж, если жид, это прямо не дай бог) – то книга возьмёт и кааак шарахнет тебя по голове!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу