Александр Етоев

О нелюбви

Ильдар Абузяров
О нелюбви

Другие книги автора

Ильдар Абузяров "О нелюбви"

Дед Етой встал не с той. Значит, автору сегодня не поздоровится.

Итак, «Роман о нелюбви». Вернее, не роман, а рассказы, сборник рассказов.

Сразу настораживают эпиграфы.

Чтобы тексту выглядеть умным, тексту нужны эпиграфы.

Это вовсе не умаляет качества авторского ума.

Но когда эпиграфы из Сартра, Дерриды, Гадамера, это настораживает, как минимум.

Далее привожу цитаты.

Первая: «Широкие автобусы, заходя на кромку остановки, выкидывают на берег сотни людей, внутри которых настоящий гул жизни и глубина моря — надо только прислушаться. Вслушайся же и ты… Если тебя уже ничто не волнует, если тебе некуда спешить, вслушайся…»

Пытаюсь проанализировать текст. «Люди, внутри которых...» Первое, что срывается с языка – гельминты, по простому - глисты. Они тоже гул жизни и глубина моря, которое внутри нас, я имею в виду утробу, которая тоже море своего рода. Надо только вслушаться - и услышишь. А - когда услышишь – подумаешь: пора обратиться к специалистам. Или собственными силами их извести.

Видно, что автору нравится, как он пишет. Нравится ему размышлять, слышать, видеть.

Цитата два: «И ты услышишь, как люди спешат, как они суетятся. И увидишь воочию: дорога жизни поглощает их, подобно гидре, губке, раковине…»

Губка, да, поглощает. Гидра – возможно, тоже. Надо перечитать подвиги Геракла. Выяснить, поглощает ли гидра. Раковина - не знаю. В принципе, если она на кухне, то поглощает сливающуюся воду. Ну а если это раковина моллюска – тогда я сомневаюсь в её работе. Не специалист, извините. Скорее всего, поглощает – моллюску ж тоже надо питаться, как-никак существо живое.

Вы не думайте, что я – человек поверхностный и, выдрав цитату из начала, обрекаю человека на гильотину. Но ведь всякое начало обрекает произведение на удачу. Или на неудачу. Первый шаг – самый важный. Это уже шагу на десятом автор может расслабиться и дать петуха. Но начало нужно спеть, как Шаляпин.

Ну и как-то с юмором у автора не залаживается. Тужится он шутить, а выходит то летающая тарелка, то летающий стакан, то летающая кровать, то «сыр» у него «хорош к венгерскому бору».

И на месте он часто топчется, захлебываясь словами. Не всегда обязательными, кстати, словами.

В общем, я не знаю, мне не понравилось.

Не заработал я «умственными упражнениями на этой книге очков». Не вернулся, «как Одиссей, на родину с полным багажом чувств, эмоций и побед».

Надеюсь, что читатель потолерантнее оценит книгу Абузярова по достоинству.

Дай-то бог!

Я - не бог.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу