Андрей Пермяков

Клей

Кирилл Рябов
Клей

Другие книги автора

Кирилл Рябов "Клей"

В принципе — жесткач на любителя. Три рассказа и небольшая повесть. Коммуналки, разведёнки, мордобой, менты, нелюбимые и тупые работы, разделы имущества, квартирные вопросы, много-много алкоголя. Просто канистры и цистерны алкоголя. Словом, антураж максимально напоминает нашумевший некоторое время назад кинофильм «Дурак». И основная претензия к этой прозе ровно та же, что и была к фильму. Нет-нет, это не очернительство — подобной жизни вполне хватает, и более жуткой жизни хватает. Дело в другом. Как показывает практика, ситуации многодневного винопития, хронической бедности, крайне нерадивого студенчества, неразборчивых связей при всех своих минусах сопровождаются просто мегатоннами смешных случаев. Смех этот может быть злым, может быть идиотским, смешанным со слезами, но он есть. Тут же всё сурово до предела.

Вот парень провёл ночь со свежеевстреченной дамой. На её территории. Утром пришёл муж. Страшно. Они в разводе. Смешно. Но он ревнивый. Страшно. Но дрищеватый. Смешно. Но за вещами. Можно, например, вместе выпить и вещи те грузить, ломая и роняя. Однако, всё очень серьёзно. Серьёзность эта прикрыта цинизмом и сарказмом, но толку-то?

Хотя бывают находки, связанные чаще всего с несоответствием речи поддатых персонажей тому, что эти персонажи хотят выразить. Например:

«— А ты Рябова читал, козла этого? — тихо спросил Вождь. — Он написал рассказ от лица хуя».

Представить у этой штуковины лицо — так уже вечер удался и смех продлил жизнь. Но большей частью, повторю, всё драматично и неприкаянно.

Кажется, автор прекрасно осознаёт стилистические особенности своей прозы. Вернее, сознательно выбирает манеру. Ведь такое восприятие мира нуждается в обоснованиях, конечно. И эти обоснования нам предоставлены. Во-первых, герои «Клея» и «Ста миллионов вольт» выросли, фактически, без отца: быстро спившийся и рано умерший — не в счёт. Кстати, вполне возможно, что в этих рассказах главный персонаж один и тот же. В «Суповом наборе» мы вообще видим окружающую среду глазами бывшего детдомовца. Отсюда, от детства, и восприятие мира, как врага, и желание дать этому миру по лбу. Заканчивается всё, конечно, разбитыми кулаками. Амбивалентного восприятия действительности не хватает. И умения спрятаться за папину спину тоже. Кроме того, повествование в трёх упомянутых вещах ведётся от первого лица. А изнутри проблемы эта самая проблема чаще кажется неразрешимой.

Четвёртый же рассказ — «Детей приносит аист» — совсем иной. Роль белой птички здесь досталась бывшему хоккеисту, прервавшему карьеру из-за травмы. Давно уже прервавшему. И вот этот хоккеист просто берёт ребёнка из коляски около магазина и несёт домой. Дома скандал, конечно. В жанре: «Я хотела ребёнка, но не чужого же». А потом приехала милиция. Главному герою тут грозит, скорее, не камера, а палата со спецнаблюдением, но это будет потом. Нам интересно пространство самого рассказа. Почему сами не родили? Последствия аборта? Болезнь? Мужская несостоятельность? Невынашивание? Возраст не тот уже? Ничего не ясно. И зачем украл вот так безнадёжно — тоже неясно. Есть деяние в чистом виде, его последствия и его результат. Получилось очень здорово. Не деяние классное, но описание оного, конечно.

Хотя чего о вкусах спорить? Возможно, мнение следующего читателя будет ровно противоположным. Многим вот, судя по отзывам в Интернете, нравится как раз про «Сто миллионов вольт». Это где любовь с пьющей чужой женой. Тоже нормальный вариант, думаю.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу