Александр Етоев

Зимняя дорога

Леонид Юзефович
Зимняя дорога

Другие книги автора

Леонид Юзефович "Зимняя дорога"

Одна из главных книг года — возможно, самая главная.

Посмотрел в записной книжке, нашел запись:

«Дочитал вчера (12.10.15) книгу Л. Юзефовича “Зимняя дорога”. Впечатлений много. Сцены осады Сасыл-Сысы одни чего стоят. Когда замерзшими трупами укрепляли баррикаду, а дыры от выстрелов в навозной стене закрывали лошадиными головами. При встрече я сказал автору, что мне это напомнило “Капут” Курцио Малапарте — сцены с вмерзшими в ладожский лёд головами лошадей, на которых сидят и курят на весеннем солнышке финны, и мертвыми русскими солдатами, которых ставили зимой на дорогах под Ленинградом в качестве указателей с вытянутой по направлению движения фашистской массы и техники рукой. Юзефович тогда сказал, что у Малапарте больше фантазии, чем реальности».

Но у Юзефовича такая реальность, что никакая фантазия с ней не справится.

Книга сильная. Без художественных излишеств, и это намеренно. Кстати, феномен Юзефовича – он делает прозу прозой, а не прозу – журналистским расследованием. Прочитайте его «Журавлей и карликов» или его ретродетективную линию. И потом его «Путь посла» или книгу о самодержце пустыни бароне Унгерне. Умный писатель делает себя разным. Глупый писатель делает себя одинаковым.

В моём экземпляре книги все поля и форцазы в записях. Такие книги, как книга Юзефовича, требуют не только прочтения. Она тебя провоцирует на какие-то ответные действия – нет, не морду набить кому-нибудь, но хотя бы порассуждать о жизни. Вот, живёшь ты, вроде, нормально, зарплату получаешь, жена под боком, дети не голодают, учатся, а случись что-то типа как в сегодняшней Сирии, и ты – известен ты, не известен, - если тебя не убьют, то будешь вынужден, бросив свой скарб, скитаться с сумой по миру.

Пепеляев же ведь тоже скиталец. И Строд – скиталец. Один оставил свой скит у белых, другой оставил свой скит у красных. Оба молились богу. Один белому, другой – красному. И оба получили в награду по пуле.

У меня на заднем форзаце книги выписаны номера страниц с особо выразительными моментами. Павел Крусанов в своей рецензии приводил примеры таких моментов, я не удержусь – приведу тоже.

«Однажды в Амгу со стороны лагеря повстанцев пришла корова. К рогам у нее были привязаны личные документы Каландаришвили, среди них — недавно полученный им билет члена РКП (б). Смысл этой посылки, имевшей целью, как выразился один из местных партийцев, «моральное разложение красных воинов», был понятен без слов: тот, кого вы ждете, мертв, никто вам не поможет, сдавайтесь. Сама по себе корова сулила то, чем всегда соблазняют осажденных — еду, но рогатую почтальоншу съели, а сдаваться не стали».

«На юге Якутии сеяли пшеницу, на севере разводили оленей и добывали песцов. Здесь охотники вместо дефицитного свинца могли использовать мелко нарубленные медвежьи или птичьи когти, юрты строили из тонких бревен, потому что рубить старые деревья считалось грехом, а старосты наслегов с XVIII века имели право носить на поясе кортики русских морских офицеров. Здесь ездили верхом на быках, верили, что насекомые — это души растений; героический эпос олонхо оставался живой традицией, и некоторые его песни сказители-олонхосуты исполняли по семь дней подряд, заучивая наизусть десятки тысяч строк, как рапсоды в архаической Греции».

«Пьесу доиграли, тогда только пронесся слух, что наверху кто-то застрелился. Смерть стала делом настолько обыденным, что соседи самоубийцы не подняли шума, чтобы без помех досмотреть спектакль, и спокойно сидели рядом с мертвецом. Когда публика покидала зал, автор газетной заметки подслушал чью-то реплику: “Раньше бы старушки плакали, полиции уйма. Теперь — ничего. Унесли, и кончено”».

Цитировать можно много.

Но лучше прочитать книгу.

Не пожалеете.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу