Анастасия Бутина

Диагноз Веспуччи

Сергей Дигол
Диагноз Веспуччи

Другие книги автора

Сергей Дигол "Диагноз Веспуччи"

Взболтать, но не смешивать

Путин умер. Российская Федерация вновь стала империей, восстановив на престоле потомков династии Романовых. Монголы нападают на приграничные территории то ли Украины, то ли России (не разберешь, входит ли первая в состав второй иль нет). Антиутопии нынче в моде. Может, из-за того, что в стране неразбериха и какие бы то ни было точные прогнозы делать невозможно, может, напротив, из-за того, что какое-то время жили довольно сносно – в отпуск ездили за границу, ужинали в ресторанах, пили капучино по двести рублей за чашку, – и стало скучно.

«Диагноз Веспуччи» молдавского писателя Сергея Дигола, произведения которого не однажды попадали в лонг-листы литературных премий, являет собой еще один конструкт человеческого будущего, попытку представить мир 2053 года. Попытку, замеченную книжным сообществом, но, признаться, не самую удачную.

Герой романа топовый блогер издания «Прямо сейчас» Роберт Веспуччи отправляется в рабочую командировку в Ареал11Е (бывшую Республику Молдова, которая добровольно объявила свою территорию зоной урегулирования военных конфликтов). Там его сопровождает терпеливый и весьма толковый гид Михалаки, говорящий на идеальном английском. Мир существует в режиме «принудительной деатомизации», а монополия на владение атомным оружием принадлежит двум (догадайтесь каким!) державам.

Созданная Диголом реальность насыщена множеством противоречивых и не всегда обоснованных деталей. Из лучшего: жители Ареала11Е – униформисты, которые живут в многоэтажных зданиях, уходящих под землю (поскольку на поверхности регулярно ведутся боевые действия или подготовка к ним); годовалых детей забирают у родителей и воспитывают отдельно; порнография поощряется на государственном уровне как средство борьбы с депрессией и транслируется по всем телевизионным каналам; перемещения осуществляются на сайленти (небольших летательных аппаратах); в сохранившемся монастыре живет монах Виссарион, у которого есть бумага (!), вышедшая из употребления и запрещенная для продажи физическим лицам много лет назад.

Надо сказать, что эпизоды, описывающие незаконное использование бумаги, вызывают по причине своей правдивости трепет больший, чем даже те, в которых раны на теле Веспуччи трансформируются в стигматы.

«Тяготит меня рука. Моя собственная правая рука. Не понимаю, как я прожил с ней пятьдесят два года. Такое ощущение, что она только что отросла, что ее не было раньше, не могло быть. Как все эти годы я носил на себе тяжесть этой свисающей с плеча тяжеленной плети? Громадная пиявка, гидра, паразитирующая на моем теле – вот что такое моя правая рука. Господи, что она выделывает с шариковой ручкой, упаковку которых я обнаружил вместе с бумагой в винном ящике. Полчаса ушли на то, чтобы вспомнить элементарные хватательные навыки.

Вначале пальцы искали точку опоры, держались за ручку как пьяный за столб. Второй этап был не намного легче. Рука уперлась ручкой в бумагу, и первый лист мне пришлось скомкать сразу, как только в нем образовалось несколько пробоин. Потом мы общими усилиями, я и рука, кое-как справились. На белом листе, втором по счету, стали появляться первые линии, толстые до безобразия. Доверять руке пока было рановато».

До ужаса хороша сцена с сожжением столетнего муравейника (семейной реликвии дяди и тети маленького Роберта Веспуччи), ставшим косвенной причиной смерти супругов.

«Муравей отпрянул от пламени, даже будто присел, но любопытные усики все равно не уберег. Развернувшись, он попытался бежать, но спасения уже не было. Листок равномерно горел с обеих сторон. Муравей еще пытался укрыться, нырнул в пробоину в середину листочка, вот только никакого листа уже не было. Был доедающий его огонь, сожравший и муравья, который за мгновение до гибели задрал вверх, словно в молитве, передние лапки».

Однако в целом роман Сергея Дигола как алкогольный коктейль из множества ингредиентов, которые побоялся бы поместить в один сосуд и Веничка Ерофеев. Тесное сосуществование на 134 страницах подпольной наркоторговли, политических заговоров, тайных агентов, технического прогресса, войн и библейских чудес, а также внезапный финал вызывают хрестоматийный вопрос «Что хотел сказать автор?».

«Синдром Веспуччи» – это тот случай, когда нарушение проверенной поколениями истины «Не смешивать!» может вызвать не просто головную боль.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу