Смотреть трансляцию

Андрей Пермяков

Девушка с плеером

Валентина Назарова
Девушка с плеером

Другие книги автора

Валентина Назарова "Девушка с плеером"

По-моему, отлично. Для своего жанра, понятное дело. А вот сходу назвать жанр будет не очень легко. Классический британский детектив? Да, дело происходит в Англии, круг подозреваемых довольно ограничен, самоубийца и бар с призраками в наличии. Но, конечно, «Девушка с плеером» от книг тётушки Агаты бесконечно далека. Крутой детектив? Вроде, опять похоже: мордобоя хватает, свои проблемы герои решают сами, без привлечение полиции и детективов. Книжка о музыке брит-поп и наследниках этой музыки? Ну, да. Саундтрек вполне соответствует. Молодёжная проза? Может быть. Но что это такое — молодёжная проза?

Впервые о необходимости такого рода литературы я узнал лет десять назад. Умные мальчик и девочка сказали мне, что книг для двадцатилетних теперь нет. Я впал в лёгкую оторопь. Мне как-то казалось, что все книги существуют для двадцатилетних или около того. В более старшем возрасте людей можно удивить разве что стилистическими изысками или чем-то ностальгическим, а молодые, вроде, повосприимчивей. Теперь эти бывшие мальчик и девочка — очень серьёзные люди в медийной сфере России. Особенно — мальчик.

Но некий тип двадцатилетнего сформировался именно тогда. Генерации меняются, а тип с середины нулевых неизменен. Прежде всего, это касается барышень. Мы их все видим и часто даже общаемся. Они как-то всё умеют: знают несколько языков, катаются на сноуборде, полмира объехали, автомобиль водят, зарабатывают сами и вполне прилично Работают хорошо. Музыка и фитнес это понятно, это для них и придумано.

Вот Вероника Лукина, она же Ника из этой книжки примерно такая. Классический вход в горящую избу (и выход из оной) прилагается. Коня, правда, не будет, но корова девушку напугает совсем чуть-чуть. И даже не помешает продолжить начатое важное дело. А именно: искать свою пропавшую сестру и публиковать отчёт об этих поисках в форме сообщений в фейсбучную личку этой самой сестры.

Девушка милая. Зло ей кажется нереальным по утрам: «По утрам зло кажется нереальным» и даже днём: «Глядя на английские газоны в солнечный летний день, вообще очень трудно поверить в существование зла». Но когда надо Ника способна на крайне решительные деяния.

Форма изложения позволяет объяснить кое-какие особенности сюжета и стиля. Например, понятно, отчего слушаемая музыка устарела лет на десять. Девочка выросла под влиянием сестрицы, эту сестрицу теперь она ищет, слушая её Oasis и The Killers, а не более актуальных нынче 21 Pilots, Alt-J или Тима МакМорриса. Новенькие музыканты в образе Royal blood появляются в главе предпоследней, когда всё ясно. Опять-таки формой оправдана определённая неестественность диалогов и монологов. Фактически же героиня, описывая свои детективные подвиги, переводит разговоры с английского на русский. Хотя для человека вдвое старше её перевод кажется довольно половинчатым. Каково, например, соотношение укоренённых в русском языке существительных и новояза-рунглиша в цитате: «Посмотрела местные отели - их было четыре, не считая бед-энд-брекфестов с рейтингом ниже трех звезд, и все не близко. Пришлось ждать, пока загрузится Трипадвайзор. Вай-фай тут был не очень»? У меня получилось где-то два против пяти. Но тут действительно описаны аглицкие реалии в эпоху Интернета, так что сленг оправдан. Зато фраза «Да ладно, ничего особенного. Это был воркаут для мозга, мне надо было обдумать кое-что» — написана со зла, конечно.

Скоростной темп прозы оправдывает шероховатости сюжета. Ну, как-то я не очень представляю, чтоб даже весьма раздолбаистый папа отпустил младшую дочку учиться туда же, где чуть раньше пропала без вести старшая. А вот лютый трэш, разворачивающийся в финальной трети, вполне нормален. Опять-таки, в рамках жанра. Тут я немного занимаюсь спойлерством, раскрывая фабулу, что для литературы действия плохо. Однако все же понимают: разгадка преступления, произошедшая за девяносто страниц до финала, непременно окажется ложной.

Человека, незнакомого с реалиями английской жизни, радуют моменты её сходства с жизнью нашей, привычной. Например, резко возрастающее влечение к алкоголю при переезде из Лондона в провинцию. А уровень криминальной активности так вообще кажется занятным. Чтобы у нас собрать за небольшой промежуток времени столько приключений барышне потребуется, например, одиночный автостоп по Южному Федеральному округу. Но снова повторю: жанр обязывает.

Хотя привычки этой генерации всё же ввергают в оторопь. К примеру: «только сев в салон, поняла, что нарушила сразу две свои привычки. Я не заказала машину через приложение и не посмотрела в камеру наблюдения. Мимо ее огонька я прошла с капюшоном на голове и не воспользовалась обратным билетом. Теперь кроме этой странной девочки, которая называет себя твоей подругой, никто не знает о том, что я осталась тут на ночь». Мы всё-таки наоборот: стараемся от камер увернуться.

А порой, вроде — нормальная девушка, много ценного про нынешнюю жизнь сообщает. Оказывается, это не только мы над ними прикалываемся, но и они над нами. В смысле, над заинтересовавшимися ими ребятами: «Он повернули головы и помахали мне синхронно, как статуэтки счастливых котиков из китайской забегаловки».

В целом же, конечно, ощущения — как при чтении фэнтази. Иное поколение, иная культура, иная страна, иная ментальность. Но вот один момент приятно удивил. Обе сестрицы, и Ника, и Джейн, не то чтобы группиз, а скорее наоборот: не они за музыкантами бегают, а музыканты за ними. Целыми коллективами. Только девушки-то вправду музыку любят и от неё чего-то большого ждут! И встречаются с людьми молодыми, но серьёзными. Те им говорят, например, вот чего (некую ходульность высказывания, повторю, можно объяснить трудностями перевода): «Не уверен, что твоя сестра имела в виду то же самое, но я бы объяснил вот так. Для нас и нескольких предыдущих поколений музыка неизмеримо важнее, чем просто увлечение или способ снять стресс. Мы вкладываем в нее гораздо больше смысла, она стала для нас домом, местом, где мы находим себя, нашим способом познания мира. Только подумай: ты ведь не сможешь воспринимать всерьез человека, который слушает R’n’B, если сама слушаешь мэдчестер. Дело не в том, что одни группы лучше других, но музыка – самый быстрый способ разделить мир на своих и чужих». Честное слово: не думал, что это до сих пор так. Восприятие музыки, как чего-то жизнеобразующего мне казалось делом, сгинувшим где-то в ранних девяностых. И нынешние двадцатилетние представлялись символом незамороченности чем-либо. Думал, они ультраровно относятся к музыке, религии, идеологии и всему вот такому вот. Однако реальность всё ещё кусается.

Проникшись духом детектива, попробовал угадать, что за группа стала прототипом этих крутых The Red Room. Вроде, только упомянутые уже Alt-J, такожде известные как Δ, дебютировали в 2007-м, а на гластонберийскую сцену «Пирамида» вышли хедлайнерами в 2015-м. Стиль, вроде, под описание подпадает. Но Alt-J ведь зайки! За что их так? Хотя прикольно, да.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу