Александр Етоев

Коронация зверя

Валерий Бочков
Коронация зверя

Другие книги автора

Валерий Бочков "Коронация зверя"

Вот, кстати, интересный момент. Начни автор книгу с московских сцен, я бы сказал: «Очередной кабаковский “Невозвращенец”», во всяком случае - антуражно. Но автор оказался хитрее. Он начал с детства героя, с большого круизного корабля, отчаливающего от городского пирса, и это живо напомнило мне черноморские романы Катаева с их яркими, зримыми, осязаемыми, запоминающимися подробностями, с их воздухом и их настроением. Прочитав такое начало, сразу хочется читать дальше.

Вообще, если судить о книге Бочкова со стороны только художественной, то местами она кажется безупречной. Некоторые образы, сцены, пейзажи, сны и видения выписаны блестяще, даже позавидовать хочется. Нет затянутости, сюжет энергичен. Точные психологические портреты – чего стоит хотя бы сцена с истерикой бывшей жены героя, когда голос ангела превращается в визги базарной бабы.

Краткое содержание романа такое: бывшая жена вызывает главного героя из Штатов, где он живет и работает, в Москву. Отказаться герой не может, в Москве пропал его сын, которого он ни разу не видел. Герой прилетает в Москву и попадает как кур в ощип. В столице творится черт знает что. Накануне ночью убит президент страны. В преступлении обвинили США («Исполняющий обязанности главы России маршал авиации Каракозов не исключил нанесения превентивного ядерного удара по Вашингтону и другим объектам на территории США»). Американское посольство разгромлено, семнадцать сотрудников посольства погибло. На улицах стихийные демонстрации. Подростки с бритвами между пальцами режут приезжих азиатов, люди громят «Макдоналдсы», на улицах убивают и вешают иностранцев, короче - мрак. Всплеск агрессивного патриотизма, как в 1914 году, но только вдесятеро кровавей.

Дальше – больше. Выясняется, что злодеи не штатовцы:

«Анна Гринёва организовала попытку государственного мятежа. Дамочка из олигархов первого призыва, покойный президент методично скармливал этих господ (и их капиталы) своим новым соратникам, жадным и нищим – по сравнению с олигархами, разумеется. Гринёва понимала – скоро пробьёт и её час. Не сегодня, так завтра. Ей удалось вовлечь в заговор маршала авиации, наверное, ещё ряд военных и штатских.

Операция удалась, мятежникам удалось убрать президента. Маршал Каракозов встал у руля, он тут же обвинил Запад в убийстве главы государства с целью дестабилизации, дезинтеграции и деструктуризации России. Убийцы устраивают своей жертве царские похороны, очевидно, ни о каких изменениях во внутренней и внешней политике речь не идёт. Каракозов будет вести страну курсом, указанным великим кормчим, который и теперь живее всех живых».

И вот тут на сцене появляется господин Сильверстов.

«Лидер росдемов, депутат Глеб Сильвестров объявил себя временно исполняющим обязанности главы государства, на экстренном заседании госдумы ему были предоставлены чрезвычайные полномочия».

Он-то и окажется тем самым зверем из бездны, который ввергнет мир в ад. Об этом, впрочем, мы не узнаем. Почему не узнаем? Потому что рассказывать будет некому, потому что рассказчик... стоп, об этом молчу. Но и до Апокалипсиса адских сцен в романе с избытком.

Теперь о некоторых из персоналий.

Главный герой по специальности социолог, занимается проблемами массового сознания, а конкретно «девиантным поведением больших групп, когда отход от нормы становится нормой общества» (а еще он «вывел элементарную формулу угрозы индивидуальной свободе человека в том или ином обществе»).

Вот его взгляд на общество:

«Общество, где количество идиотов зашкаливает за тридцать процентов, крайне опасно для проживания (естественно, к таким относится и Россия. – А. Е.). В Европе и Штатах процент параноиков не превышает двадцати семи. Эти двадцать семь процентов верят в летающие тарелки, во всемирный заговор банкиров или евреев, они считают, что все их разговоры записываются органами безопасности, они уверены, что правительство зомбирует население через телевидение, продукты питания или питьевую воду. Они ненавидят либеральные идеи, считают себя консерваторами и патриотами, обожают агрессию и насилие, со страстью поддерживают любую войну, веря лишь в грубую силу, как аргумент в споре. Они чётко знают, что лекарство против рака давно изобретено, равно как и вечная лампочка, а на долларовой купюре нанесены тайные масонские символы, что дьявол уже родился и живёт среди нас и, что второе пришествие Христа состоится в ближайшие лет семь-восемь.

Для здорового общества двадцать семь процентов идиотов не такая большая беда, при отлаженной системе демократии они никогда не получат права решающего голоса. Именно поэтому голосование в здоровом обществе считается не нудной обязанностью, а долгом каждого гражданина».

Россия, по мнению героя романа, общество нездоровое. Вот его рассуждения о России и русских:

«Людоедская история нашей страны, о которой все догадывались, вылезала наружу и оказалась куда более кровавой и бессмысленной. Для меня, эксгумация родины и копание в её останках, виделись в большей степени актом дидактического, нежели исторического свойства. Я полагал, вполне наивно, что компартию отдадут под суд, а КГБ объявят преступной организацией. Что любому человеку, имевшему связь с этими организациями, будет запрещено заниматься политикой или занимать руководящие посты в госучреждениях. Такой ход событий мне представлялся вполне логичным. Так поступили в Германии после объединения... Но русский не немец. Немец, считая себя исключением из общих правил, тоже не учится на чужих ошибках. Зато учится на своих. Русский не хочет учиться вовсе. Он двоечник, он сидит на задней парте, он ждёт звонка, ждёт перемены, когда можно будет покурить за школой, с кем-нибудь подраться, отобрать мелочь у мелюзги и пойти к соседней пивнушке, где гоношится местная шпана. Там, хохоча и матерясь, он будет задирать прохожих, оскорблять девиц. Он обожает, когда его боятся. Он труслив, но отсутствие храбрости он научился компенсировать нахрапистым хамством. Прохожие иногда принимают его за настоящего бандита и это ему очень льстит».

«Когда мой народ, разочаровался в демократии, которая, к слову говоря, в стране только зарождалась, и в едином порыве проголосовала за столь ими любимую “сильную руку”, мне стало горько. Но когда я увидел, кого они выбрали – мне стало страшно. Я бы ещё понял, если б они посадили на трон настоящего тирана, зловещего деспота с замашками Люцифера, демонического гения вроде Наполеона или Юлия Цезаря, Ивана Грозного или Петра Великого. Нет, они короновали блоху. Ничтожество. Недотыкомку. Худосочную шпану, с лицом хворой дворняги. По сравнению с ним покойные генсеки выглядели настоящими лордами».

Про русскую церковь приводить цитат не хочу, тошно, приведу лишь о русской святости: «И величайшие герои земли русской на деле оказываются беспринципными подонками и предателями своего народа. Их интересует лишь власть. Власть любой ценой, вплоть до предательства своего народа».

Прочитай Георгий Федотов такую фразу, что бы он сказал по этому поводу?

Даже в описаниях женщины автор... пардон, герой не преминет отметить: «В лице её не было той татарской скуластости, что досталась нам вместе с ярмом неизбывного холуйства в крови».

Кстати, уехал главный герой в Америку вот почему: «Я уехал именно потому, что видел, куда движется моя страна. Мне стыдно и больно смотреть на несчастного урода, в которого превратилась Россия. Моя Россия! Вы посадили на трон ничтожество, двадцать лет вами правил пигмей с психологией и интеллектом дворового хулигана*. Вы сами не заметили, как стали такими же – вы говорите, как урки, думаете, как урки! Вы…»

* Это уже отсылка к «мочить в сортире».

Вот еще, это важно: параллельно основному сюжету идет краткое жизнеописание Гитлера, в тексте выделенное курсивом. Зачем это нужно автору? Чтобы перекинуть мостки между Россией и Третьим Рейхом и показать их неразрывную связь.

«Немецкий народ в своём большинстве согласился пожертвовать личной свободой, их не очень беспокоило разрушение вековых культурных традиций Германии и их замены на балаганный эрзац, впопыхах состряпанный из тевтонских сказок и варварских обрядов. Немцы охотно стали винтиками одной машины, они добровольно доверили рычаги управления одному человеку – фюреру. Они согласились с тем, что его власть будет безгранична. Что он станет их повелителем, диктатором и тираном.

Немцев не смутило уничтожение всех оппозиционных партий и групп – да и то верно: сколько можно трепать языком! Служба безопасности, получившая неограниченную свободу, рыскала, вынюхивая врагов Рейха – либералов, коммунистов, пацифистов, евреев. Их расстреливали, отправляли в концлагеря – но тебе какое дело, если ты не один из них? Ведь фюрер обещал править железной рукой, обещал быть беспощадным к врагам родины?»

Возвращаюсь к «худосочной шпане», к убитому заговорщиками президенту.

В романе последнего президента России зовут Пилепин Тихон Егорович. Имя Тихон, я подозреваю, взято от о. Тихона (Шевкунова), в фамилии же автор, похоже, соединил фамилии Путина и Прилепина.

Вот диалог героев о деятельности Тихона Пилепина на посту президента:

«– Погоди, – перебил его я. – А как же оборонка? Этот, как его, ваш супер-танк “Центурион”? Новый МиГ? Атомные подлодки? Ведь это же промышленность, да ещё какая!

– Муляжи! – отмахнулся он. – Россия превратилась в одну большую Потёмкинскую деревню. Они демонстрируют опытный образец, устраивают трезвон в прессе. Пропаганда! Враньё – вот в чём они действительно добились невиданных успехов. За двадцать лет Пилепин превратил Россию в фашистское государство. И это не ругательство, не фигура речи, это констатация факта».

И далее, почти сразу:

«Национальный лидер для закрепления своей власти должен убедить народ в том, что он “кровь от крови, плоть от плоти народной”. Что он свой в доску, что родней его не найти. Тут начинается клоунада – вождь идёт в народ: начинаются кроссы босиком по пляжу, полёты на дельтаплане, пение со сцены, демонстрация мускулатуры и прочие физкультурные номера. Происходит метафизическая диффузия лидера и народа. Женское население доходит до эротического обожания избранника, мужское готово с таким пойти в разведку. Получив от народа карт-бланш, лидер превращается в полноценного диктатора: появляется великая цель, оппозиция уничтожается, средства массовой информации становятся средствами пропаганды, расцветает патриотизм, на место интересов личности выходит государственность. Чудесным образом и неизвестно откуда появляются коварные враги, внешние и внутренние, тут же звучит призыв “Сила в единстве!”, “Кто не с нами тот против нас!”».

Курсив здесь потому, что цитата как бы про Муссолини, но хитрый автор… еще раз пардон, герой, дав перед ней пассаж о цели президентства Пилепина, тем самым перекидывает мосток от изобретателя европейского фашизма к нынешнему президенту России.

Хотел представить Сильверстова, но, честно говоря, я устал – и цитировать, и сцеплять цитаты. После черноморского ветерка, пахнувшего от начала книги, понесло таким густым Шендеровичем, что никакому Потрошенке не снилось, даже в одной упряжке с Собакашвили.

Поэтому ставлю точку.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу