Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Марина Каменева

Жития убиенных художников

Александр Бренер
Жития убиенных художников

Другие книги автора

Александр Бренер «Жития убиенных художников»

А вот случился Бренер. Бренер случился. Передал привет от Эдички, и понеслось…

Все бы ничего, но вот вопрос, какое отношение это, безусловно, автобиографическое сооружение, имеет к литературе и «убиенным художникам»?

«Когда я нанизывал одну на другую истории этой книжки, я непроизвольно следовал принципу Бесконечной колонны… Если б я мог, то вечно рассказывал бы эти случаи, происшествия – до дурной бесконечности. У меня их много – из моего собственного житья и житий других людей. Нелепые, ничтожные истории… Но таков уж мой опыт, ничего не поделаешь!»

Если честно, что помешает автору и дальше радовать читателей до «дурной бесконечности», непонятно. Судя по задору, азарту и, главное, желанию донести свои «проказы» до широкой аудитории, это еще не конец.

Еще порадует, судя по тому: «…У меня их много… Нелепые, ничтожные истории…»

Только, пожалуйста, не надо.

Это все, что относится к автору. Что же касается книги – задавленный бесконечными штампами и определениями сюжет. Изредка, из этого потока появляется что-то по настоящему вкусное, например: «Народу и художнику обязательно нужно спрятаться! В травах, в кустах, в избушке, в лесу, в пещере… Но там ему не найти славы, чести, признания, успеха – только ветви, только соцветия, только филигранную листву, только распускающиеся почки, только камни да хвойные иглы, только зеленые тела богомолов да узоры на спинке клопов-солдатиков».

Или: «Не нужно преуменьшать значение попыток к бегству. Они, а вовсе не их успех, и есть самое главное: кратковременные, смехотворные, ребяческие побеги из замерших ледяных краев равнодушия, одиночества, забытья, рутины, стадного существования, иллюзий… Неволя ведь становится особо невыносимой весной. Хочется любви, света, объятий. И ты бежишь, в душе бежишь, а потом, и телесно…»

Ведь здорово же, но рассматривать книгу, как что-то цельное невозможно – бег по пересеченной местности.

Перекрыв читаемое и довольно интересное в своей работе откровенным, невероятно грязным непотребством, автор наказал и сам себя, и потенциального читателя.

К «Нацбесту» «Жития» никакого отношения не имеет. Очередной перформанс автора: «… не требующей специальной интеллектуальной подготовки, оно рассчитано на любого прохожего, который посмотрел, удивился и пошел дальше, не задумываясь над тем, как это действие классифицировать, кто был его основоположником, и каковы будут последствия».

Пошел дальше, но осадок остался…

Автор, безусловно, талантлив, но почему-то не оставляет чувство жалости к его прожитой, и проживаемой жизни. Да, отторжение от прочитанного прошло.

Эпатировать не получилось.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу