Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Александр Павлов

Жития убиенных художников

Александр Бренер
Жития убиенных художников

Другие книги автора

Александр Бренер «Жития убиенных художников»

Александра Бренера все и так знают, чтобы про него что-то еще говорить. Знают настолько хорошо, что наперед ясно, что про его книгу скажут. А если не ясно, ну так вы Александра Бренера не знаете. Тогда вам не сюда. Вам в другое место надо, к другим книгам.

И поэтому я скажу только две или три вещи, которые я знаю об этой книге.

Первая – это скандал. Но не сама книга скандальна. Скандально ее выдвижение. Причем двумя номинаторами сразу. И знаете, почему скандальна? На «Нацбест» выдвигается «все, что не стихи». А книга Бренера – и там прям в самом начале им самим сказано – «поэзия». То есть книга настолько хороша, что и «стихи» приняли? Да вот же нет. Ведь это «поэзия», а не «стихи», а автор – «поэт», а не «стихоплет». И поэтому вроде вот он, скандал, а на самом деле никакой и не скандал, а все по правилам.

Вторая – это Шаламов. Который, кстати, у Бренера тоже «поэт». Но не сам Шаламов интересен, а текст про него, в котором ключ к пониманию всей книги, а то и творчества Бренера. И это «Литературная злость!». «Литературная злость! Если б не ты, с чем бы стал я есть стихи Пушкина и Хлебникова? Ты — единственная приправа к пресному хлебу понимания, ты — весёлое сознание неправоты, ты — заговорщицкая соль, с ехидным поклоном передаваемая из столетия в столетие, в солонке Бенвенуто Челлини, на полотенце с шаламовской шеи». Оттого-то почти и нет того, кого не ругательствовал бы Бренер, что не может он пресным хлебом питаться, а почти все, о ком речь – пресный хлеб. Кроме Шаламова и Агамбена.

И третья вещь – это Агамбен. Который, как и Шаламов, растворен в книге.

И вот все пишут, что книга про искусство 1990-х и бла-бла-бла. Так нет же, не про это она. Она про ругательство. Про злость. Про поэзию (не стихи!), вступившую в союз с критикой.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу