Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Марина Кронидова

Убить Бобрыкина

Александра Николаенко
Убить Бобрыкина

Другие книги автора

Александра Николаенко "Убить Бобрыкина"

Александра Николаенко предваряет свой роман двумя эпиграфами: первый - про утерянное детство – об этом, в сущности, книжка, а вот второй - "детский" стишок Олега Григорьева про мялку, прямо-таки настораживает и даже пугает: кто кого мять будет и резать? Хотя подзаголовок романа "История одного убийства" даже успокаивает: "грозные" поэтические строчки, вроде, обращены не к читателю. 

И действительно, главный герой Шишин прямо-таки в первой строке первой главы "Верёвка" собирается удавиться. Повод у него есть, и не один, одна вечнобухтящая-мракобесно-православная мамаша чего стоит. Есть у героя и мотив убийства соперника - благополучного Бобрыкина, бывшего одноклассника-соседа, уведшего любовь детства Таню, но способен ли Шишин на поступки? Или только бормотать, как Васисуалий Лоханкин: уйди, Бобрыкин, тебя я ненавижу. 

Что-то не то с ним, с этим Шишиным: чувствуешь с первых же строк А уже во второй главе понимаешь, что влипаешь, как муха, в мутное, помраченное сознание героя, как в нечто, весьма отвратительное - автор умело манипулирует уже с твоим сознанием: текст на глазах, обрастая, как ракушками, бесчисленными придаточными и обматываясь илом длиннющих метафор, кажется, начинает ритмически раскачиваться, неуклонно сползая в галлюциногенный пятистопный ямб. Создаётся впечатление, что не автор владеет словом, а слово - им. 

Рисунки автора под стать тяжеловесным строфам. Маниакально дотошные, мрачные, чащобой штрихов лепящие не то, чтобы плоть, а, скорее, сеть, её опутывающую, что, впрочем, вполне аутентично тексту. Самое жуткое, что действие то умерло ещё в словах "убить Бобрыкина", все остальное - кошмарная, расползающаяся ткань флэшбеков Шишина, миллионы поблескивающих слов, монотонно жужжа, как мухи, роятся тучей над убогим замыслом. А смысл? Как душа, уже ускользнул, видимо, убоявшись страшной мялки Григорьева.

Меня, вот, эта «мялка» до сих пор преследует с туреттовской навязчивостью. 

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу