Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Марина Каменева

Головастик и святые

Андрей Филимонов
Головастик и святые

Другие книги автора

Андрей Филимонов «Головастик и святые»

Начало обещало увлекательное путешествие.

«Сибирь тогда была меж русскими и татарами – вольная страна. Требовала сердца и воображения».

И вот, включив пока не сердце, а воображение, читаем: «Дошли до слияния Оби с притокой, завернули в правый рукав, … Бросили якорь у высокого яра, у того самого места, что литвак живописал червоточное». Доплыли, и тут началось.

Лихие бугорвщики близнецы Некрас и Немил, купленные ими за тридцать копеек серебром чалдонки из речного народа, бог-хозяин пауков и грозовых головешек, самоеды-шешкупы и много ещё чего.

И вот обосновались – срубил Немил дом – и родилась деревня.

Ждали своих чалдонок, пропавших рожать от них детей, а у самих: «от всякого птичьего крика у северного человека сердце перехватывает и в горле дрожь. Тоскует он, что пропадет после смерти».

Дождались: «Посреди влажной земли, на круге перьев, нагие девицы стояли в черных масках с длинным клювом. Земля под их ногами дымилась, на руках каждая держала чадо».

Немил ребенка принял, Некрас – убил. И тогда убил брат брата, а потом: «Дальше они много лет с одним мужем жили. Расплодились в дни силы его изрядно, каждый год летая на зимовье в Египет».

Ну сейчас, подумалось, и начнется…  А оказались вдруг в девяносто девятом году. Сменился язык автора, время событий, персонажи.

И появились не менее странные, по-другому, но здорово выписанные – Головастик, Кочерыжка, Матрёшка, дед Герой, Ленин, Кончаловский, Трактор, Молодой Мафусаил. А ещё: «…группа товарищей из Пудино, которые явились узнать, что у нас плохо лежит. Деревня, конечно, подопустела с тех пор, как её закрыли. Народ бродит туда-сюда в поисках куска хлеба».

Ну, тут уже включилось и сердце, и воображение. Цитировать можно до бесконечности, а лучше всего прочитать.

В результате лучше всего о своей книге сказал сам автор:

«Не надо всяких наших баек из склепа. Кто тебе поверит? Скажут – бред наркомана. Обязательно скажут. И не поверят. Но читать будут с удовольствием». 

И ещё: «Жизнь сопротивляется попыткам о ней рассказать. За это её называют бессмысленной люди, у которых нет чувства юмора».

Больше добавить нечего.

Все так и есть.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу