Сергей Морозов

Очарованный джазмен

Андрей Остальский
Очарованный джазмен

Другие книги автора

Андрей Остальский «Очарованный джазмен»

Не будем ходить вокруг и около, скажем сразу: книга Остальского – откровенная беспримесная графомания. Будь у нас нормальная литература, это было бы ясно, сразу по заглавию (был странник, стал джазмен). Но с наименованиями у нас прям беда, так что пришлось начинать листать страницу за страницей. Ну а там, да, улика за уликой.

Сперва прекрасный ностальгический антураж советских фильмов про заграницу (притом с павильонными съемками, то есть даже не в Прибалтике), родного советского шпионского романа. Чистое ретро. Будто открыл журнал «Искатель» за 70-е годы, или еще лучше «Подвиг» какой-нибудь.

В общем, автором можно было бы восхититься, если бы он не всерьез. Такой стилизации цены бы просто не было.

А задумка, какая задумка насчет Андропова, который, мол, на самом деле Гленн Миллер, перебравшийся в Советский Союз! Я так и представил себе статью в Википедии:

Андропов (Миллер) Гленн (Юрий) Владимирович (род. 1904, Кларинда, Айова, по другим сведениям в 1914 году, умер в 1984, Москва) – советский государственный и политический деятель. В конце 1930-40-х годов руководитель одного из лучших американских свинговых оркестров. С 1953 года работник аппарата ЦК. С 1967 по 1982 год Председатель КГБ СССР. Генеральный секретарь ЦК КПСС с 1982 по 1984 год. Из всего этого можно было сделать добротный постмодернистский роман.

Остальский пошел по другой дороге. По какой? Трудно сказать и после прочтения книги. Потому что даже шпионский роман сварить из такого вот роскошного материала автору не удалось. Герои вяло побегали туда-сюда, через советскую границу, пару раз для приличия побывали в отключке. Обещание страшных заговоров и интриг обернулось пшиком: одни ружья так и не заговорили, другие выстрелили невпопад. Сюжетная ткань расползлась. Ну и ладно, зато в итоге все кончилось хорошо: Андропов устоял, а потом спокойно умер в больнице (не в ГУЛАГе, не в психушке), а Россия, благодаря тому, что он протащил в ЦК Мишу Горбачева, стала свободной. Конечно же, американец влюбился в очаровательную представительницу наших органов – комсомолку, спортсменку и просто красивую девушку.

Остальский очень, очень любит Гленна Миллера. Суперфэн? Судя по книге в мире вообще не было других исполнителей и композиторов. Моцарт, Бах – все они как плотники супротив столяра. Гленн Миллер – бог музыки. Все герои книги – от Андропова до Питера Дорси и мистера Воронкова, советского представителя при ООН и перебежчика, слушают только его. Гленн Миллер звучит из каждого утюга на каждой странице: в советском посольстве, в кремлевских покоях, на явочных квартирах, в машинах и просто в голове очередного почитателя творчества американского тромбониста и аранжировщика.

Ну и, конечно, трудно забыть помпезный, высокопарный авторский стиль, образцово- показательный для всякого рода графомании:

«Он говорил о влиянии Гленна Миллера на джаз и вообще на ход мировой истории»
«Тем временем, на другом конце земли, в Нью-Йорке…»
«Валялась какая-то арматура и неаппетитные куски отбитой арматуры»
«Три осени тому назад у Крота умерла жена»
«Вдруг Питер ощутил сильнейшее желание, нет. Даже не желание, а физическую необходимость провести рукой по этим волосам… прижаться к ним лицом»

«Опомнись! Не забудь, она не по велению сердца с тобой кокетничает, а по заданию самой страшной организации на свете!»
«Воронков… скрепя сердце и скрипя зубами, боролся как мог с БПРЧ» (БПРЧ – это бог продолжения рода человеческого, проще говоря, женщину человеку захотелось)

Ну и книга полна анахронизмов. Самые очевидные: в коридоре основного здания КГБ находят случайно забредшего бомжа, на страницах книги вовсю действует ОМОН (это в 82-м году-то!). А уж про стиль разборок между членами Политбюро и вовсе не говорю.

Все это напоминает скорее то, что мы обычно видим в типовых американских боевиках, когда местный шериф со своей полицейской командой сцепляется с агентами ФБР. В общем, такой книги надо бы стыдиться, убрать ее с глаз подальше. Но нет, она выдвинута на премию. Она напечатана. Может быть, даже стоит на книжных полках в магазинах. Бумага все стерпит, мол, стерпите и вы.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу