Сергей Морозов

Патриот

Андрей Рубанов
Патриот

Другие книги автора

Андрей Рубанов «Патриот»

«Патриот» - продолжение истории банкира-гитариста Сергея Знаева, начатой в романе «Готовься к войне». Многого в идейном плане ждать не стоит. Слово «патриот», вынесенное в заглавие, в каком-то смысле аналог рекламного щита «Готовься к войне», который должен был шокировать людей, проезжающих мимо строящегося магазина в предыдущем романе.

Каких-то пространных размышлений о патриотизме в книге нет. Патриотизм занимает в ней столько же места сколько отдел торгующий ведрами, спичками и ватниками в несостоявшемся угарно-трэшевом гипермаркете.

«Патриот» - очередной роман о популярном герое российской прозы последних лет – одиноком пьющем мужчине. Герой этот изрядно поднадоел, он кочует из одного текста в другой. Но нового надо отыскивать, изобретать. А тут готовый типаж, тиражируемый еще с 90-х годов. Без пяти минут классика.

Как всегда у Рубанова написано крепко и четко. В отличие от многих других авторов, ковыряющихся в словах и изобретающих странные метафоры и словосочетания, Рубанов идет по прямой, не занимаясь плетением словес. Простоте и энергичности повествования можно только позавидовать. Рубанов в большей степени рассказчик, чем аналитик. Это его плюс и его минус. История похождений Знаева проглатывается с легкостью. Но вот если за ней какой-то смысл, помимо рассказа о том, что случилось с героем вчерашних дней?

Жизнь течет. Водка с коньяком льются рекой, женщины приходят и уходят, деньги совершают свой вечный круговорот: карманы – кассы – мешки – карманы. Что еще?

В «Готовься к войне» Знаев диктовал окружающим условия («смолоду был грозен он»). Теперь прессуют его: «тут соседи беспокоить стали старого царя». Впрочем, разве это проблемы? Утюг на живот уже давно не ставят и в лес, на прогулку в один конец, не везут. Торжество законности и гуманизма. Как заметил кто-то, когда ты должен очень большую сумму – это становится головной болью того, кому ты задолжал. Знаев сдал и постарел: теперь его в качестве развлечения волнуют сыновья (их неожиданно оказывается у него двое, а не один), война и Родина. Все это, конечно, не всерьез, а только потому, что покупать-продавать стало также скучно, как некогда сберегать деньги. Знаев впал в сентиментальность и апатию и время от времени разговаривает с бесом. Вполне возможно за всем этим стоит какой-то глубокий символизм, которого в предыдущей книге не наблюдалось. Но сильно разбираться в этом, разводя турусы о нравственной пустоте и духовном крахе пионеров российского бизнеса, кажется, нет нужды. Потому что слова «нравственность», «духовность» слишком уж неуместны. Это люди-прагматики, здравого смысла, жители мира данного им непосредственно в ощущениях. Поэтому бес Знаева, это конечно совсем не то, что черт Ивана Федоровича Карамазова, так, досадная помеха, досаждающий морок. Тут больше Передоновым пахнет, но без яркости безумия персонажа Сологуба.

«Патриот», «патриотизм» – эти слова смотрятся странно применительно к Сергею Знаеву и людям его круга. «Барин с жиру бесится» - так глядят, и вполне справедливо, люди на его затею супермаркета с ассортиментом товаров военного времени, на стремление отправиться в Донбасс. Нерастраченная жажда острых ощущений и костенеющее сознание начинающего стареть мужика рождают чудовищ. Судьба новейшего патриотизма в «Патриоте» в чем-то созвучна судьбе безумного знаевского проекта с телогрейками. Хочется ярко, дешево и практично. Хочется энтузиазма и ажиотажа. А получается наоборот: дорого, вычурно, бездушно. Народу не нужен патриотизм и телогрейки (на него реагируют только геи-американцы, предлагающие контракт), а нужен ассортимент гипермаркета «Ландыш». Люди хотят жить уныло и бесцветно, по мнению Знаева, но на самом деле нормально – с точки зрения здравого смысла. Ярмарочный патриотизм Знаева – это последняя причуда, вышедшего в тираж романтика рыночной торговли.

«Патриот» - книжка о наступающей старости, бесцельно прожитых годах, потере интереса к жизни как к целому, о том, как все существование сводится к мелкому цеплянию за сиюминутные эмоции и ощущения. Можно было бы сказать громче, это роман о трагедии пассионария в современную эпоху. Но пассионарий ли Сергей Знаев? Шило в заднице –еще не признак пассионарности. Быстрота – не признак высокой страсти. На самом деле, Знаев – нечто совершенно бесполезное с точки зрения страны и патриотизма в высоком смысле этого слова. Волк, отчего-то вообразивший себя овцой в стаде.

Добавь Рубанов в роман эмоциональной остроты, аналитичности, идеализма, у него получился бы глубокая книга. А так, слишком много готовых ответов и решений, безразличия, событийной скороговорки. В итоге мы имеем дело с бойко написанной историей Сергея Знаева. Но на портрет поколения, осмысление эпохи, если вы ожидали чего-то подобного, книга не тянет.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу