Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Аполлинария Аврутина

Бес искусства

Андрей Степанов
Бес искусства

Другие книги автора

Андрей Степанов «Бес искусства»

Книга «Бес искусства» - далеко не первый художественый текст знаменитого петербургского филолога Андрея Степанова. Собственно читаешь вовсе не роман, а длинный филигранный анекдот про Василия Ивановича и Петьку или про немца, поляка и русского, - в общем просто длинный анекдот или фельетон из журнала «Крокодил» – как, например, было в «Сказках не про людей».

Текст ненышний про современную арт-тусовку, притом, очевидно, в основном про тусовку Петербурга и всех, кто витает вокруг одной-двух-трех наших всем известных художественных галерей, не будем называть по имени. Очевидно, эти самые галереи предстают в нескольких ипостасях. Очевидно, что автор наблюдал пионеров художественного прогресса долго и с близкого расстояния, так что кухня арт-перформанса знакома ему хорошо и выписана детально. 

В какой-то момент автор решает вывести повествование за масштабы родного города на Неве и подняться на новый уровень: на уровень страны. Тут-то появляется и непременный губернатор – неудачливый грушник на пенсии, и забытый богом депрессивный угол необъятной Родины, и даже Президент маячит вдали. В каком-то смысле Степанов выступает в унисон с новым романом Фигль-Мигля, о котором нам уже довелось писать по случаю нахождения оного в длинном списке этого года. В обоих творениях профессиональных филологов и выпускников ЛГУ в данный момент времени мы видим похожий стиль, игру слов, иронию и тональность, а также «черты времени» - чекистов, бизнесменов, потерянную на просторах страны провинцию.

И все же чувствуется, что текст пишет профессор университета: ждешь сатиру посатиристее, позлее, позабористей, а ее нет. Есть только ненужные и не всегда смешные органические описания (которых совершенно могло бы не быть – текст ничего не приобретает от них и ничего не теряет без них); есть только интеллигентная улыбка и тихий голос автора. Вообще создается впечатление, будто автор занес руку для оплеухи олухам, а ударить побоялся, одернул себя, и, глядя в глаза обидчика, смущенно, виновато извиняется. А ведь в этом тексте хочется удара – хочется Чехова, хочется Зощенко, хочется Ильфа и Петрова.

Некоторое время назад я была в хельсинской Киясме на выставке одной актуальной лондонско-арабской художницы, где были явлены и ее «грязные ногти», и ее кровь, и ее «выделения за 2004 год». Так что с арт-фантазией Степанов ровным счетом не переборщил. Современное искусство призвано вызывать любые эмоции – от ужаса и страха до радости и восхищения. Лишь бы эти эмоции в принципе были, ведь общество потребления и на эмоции-то уже не всегда способно.

Рада, что написан такой роман, как у Степанова – кто-то должен был посмеяться над происходящим.

Хотя петербургского филолога, конечно, за такое заклюют.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу