Российская национальная премия

"Национальный бестселлер" - 2017

s

Финал состоится 3 июня в Петербурге

Подробнее

Ежегодная общероссийская литературная премия. Вручается в Санкт-Петербурге за лучшее, по мнению жюри премии, прозаическое произведение,
написанное на русском языке в течение календарного года.

Денис Горелов

F20

Анна Козлова
F20

Другие книги автора

Анна Козлова «F20»

Козлова сочинила исповедь шизофренички от шести до пятнадцати, с такой же чеканутой сестрой.

Девочки этого возраста любят копаться в себе, язвить родителей, щеголять психическими отклонениями («непредсказуемая такая вся, внезапная»), пилеными венами, ранней дефлорацией и ранним знакомством с галоперидолом. И бросать взрослым умную правду о них в лицо. А если умная правда приходит в голову слишком поздно — читать о тех, у кого вовремя. А читают девочки этого возраста этак втрое почаще мальчиков. Или вчетверо, а, маркетологи?

Так что у Козловой весьма спросовое сочинение, рыночное, и сделано хорошо.

Слегка отталкивает то, что женские авторы вообще любят писать про больницы, неряшливость, глубину себя и неглубину мужиков, а также назойливых, но необременительных старушек, в которых они все когда-нибудь превратятся. Но тут уж ничего не поделаешь — Козлова женский автор и есть.

Умный развязный тон искупает и это.

«Я сказала, — пишет Козлова, — что вообще не понимаю всеобщей истерии по поводу отметок, ведь можно просто посмотреть на взрослых людей и понять, что, как бы ты ни учился в школе, все равно тебе ничего не светит».

Или: «Столкнувшись со мной во второй раз, Сашина мама, видимо, решила, что у нас все серьезно, и показала мне фотографии с дачи».

«Пса звали Лютер, и ожидать, что с ним все нормально, было по меньшей мере наивно».

«Мы сели пить чай и смотреть ее фотографии в молодости, угробленной в Союзмультфильме, где Милена Львовна сорок лет подряд рисовала цветы и танцующих мишек».

Читать ее на редкость легко, если преодолеть первичное отторжение всякого прибабаха.

Тем более, в наше время неустойчивости, неврозов, родительского злоупотребления фармакологией и чрезмерного информационного фона детей-куку рождается все больше — видно по каждому классу средней школы. Так что перед нами совершенно типический случай, а именно это, учит литературоведение, делает ловкую прозу предметом большой литературы. Что там у психов внутри, подробно осветили Кафка, Гессе, Кизи и Камю — а наша словесность все как-то буксовала, прячась за глыбу Достоевского.

Ну вот и пришло время.

И даже перезрело. Козлова намекает, что вокруг умной психованной девочки нет ни одного нормального человека — все ее учителя, мальчики, соседи и родственники как следует стукнуты пыльным мешком.

Значит, мир пришел к абсолютной гармонии.

Девочки-сестры, всю жизнь переживавшие факт своего ненужного рождения и, так сказать, альтернативной одаренности, сами готовы к воспроизводству.

 

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу