Роман Сенчин

Через лес

Антон Секисов
Через лес

Другие книги автора

Антон Секисов «Через лес»

Мне казалось, что после успеха своей яркой, злой, резонансной дебютной повести- памфлета «Кровь и почва» Антон Секисов продолжит разрабатывать общественно- политическую тему нашей современности, укрупняя форму. Но он переключился на рассказы, которые у издателей не пользуются особым спросом.

Несколько вещей «малой прозы» появились в толстых журналах, затем вышел сборник «Через лес», который – и это очень хорошо – заметили, номинировали на «Нацбест».

Антон Секисов, по моему мнению, один из лучших прозаиков поколения теперешних двадцатилетних. Это показала сердитая «Кровь и почва», а доказали рассказы. В рассказах пресловутого «литературного вещества» даже больше, чем в повести. Повесть писалась, видимо, на одном порыве вдохновения (порыв, особенно в юном писательском возрасте, может продолжаться долгое время), отсюда и несколько кособокий сюжет, непрописанность некоторых заявленных линий. Рассказы написаны (нет, употреблю другое слово, которым часто пользуются литераторы – «сделаны») профессиональнее, крепче. Лучше и язык, стилистика. Симпатичней то, что Есенин называл «поэтической походкой».

Ну, вот цитата из рассказа «Шина»:
«Пальцами я перебирал зубочистки, а в голове перебирал слова, которыми мог попытаться утешить маму. Наверное, не существовало таких слов, но с чего-то надо было начать, что-то надо было попробовать. Ведь это не такое уж страшное событие, ну подумаешь, любимый человек обманул, бывают вещи и много хуже, я бы хотел как-то внушить ей эту мысль, но слова не подбирались. Раньше я никогда не видел маму такой беспомощной.
– Да ладно тебе, ну чего… – сказал я, беря ее за руку. У нее была ледяная рука. Она не пошевелилась.
– Какая я дура, – сказала мать. – Ты видел когда-то таких дур?
– Без меня бы она и сейчас ничего не знала, – сказала сестра, брезгливо поджав губы. – Нашел себе бабу на сайте знакомств. Какая убогость.
– Почему же убогость? Я сам себе так находил, – сказал я и наткнулся на их
жестокие взгляды. Не стоило этого говорить».

Не знаю кому как, а мне нравится. Трогает, вернее. Видится эта сцена, будто я сижу за соседним столиком… Взрослый сын, пользующийся сайтом знакомств, сестра, только что преодолевшая подростковый возраст, почти старая мать… Каждый рассказ сильный. Кроме заглавного – «Через лес», - в котором лично я не увидел материала для прозы. Или материал этот высказан неудачно. Но без слабого рассказа в книге никто не обходился, даже Чехов с Джойсом. Да, каждый рассказ сильный, но в целом почти все они оставляют ощущение какого-то круговорота. Повторяемости. Повторяемость может быть приемом, но в случае книги Антона Секисова, по-моему, не стала.

Фабула: герой (повествование как правило ведется от перового лица) влюбляется в девушку или от девушки уходит. С этим связаны основные и главные его переживания. После третьего-четвертого такого рассказа становится скучновато… При этом рассказы между собой не связаны. Герой в каждом для нас как бы заново рождается, а в финале остается у одного и того же разбитого корыта. Даже обретение любви выглядит в итоге разбитым корытом.

Дефект, наверное, вот в чем: у Эдуарда Лимонова, Сергея Довлатова творческие судьбы складывались непросто. Но с первых же известных нам произведений (написанных от первого лица) мы видим, по сути, одного и того же героя. Он, этот герой, двигается по жизни и пишет о том, что с ним случается. Каждая новая вещь – не повторение, а продолжение, развитие истории. Сама жизнь – какой бы она ни была – история. А Антон Секисов со своим «Антошей», «Антоном» закружился на месте.

Введи автор в рассказы, например, дежурную сумку, которая всегда стоит наготове, чтобы поскидать вещи и уйти, и была бы уже какая-никакая связь, а потрепанность сумки – развитием… Подобная сумка фигурирует в нескольких вещах, но это каждый раз другая сумка. Настоящими жемчужинами для меня стали два рассказа из сборника «Шина» и «Смерть в середине августа».

Рассказ «Смерть в середине августа» (в журнале «Новый мир» он был опубликован под названием «Песок и золото», и непонятно, зачем автор переименовал этот и еще некоторые свои рассказы) тоже написан от первого лица, но происходящее мы видим глазами мальчика лет десяти. Есть мнение, во многом, наверное, справедливое, что писать о детстве несколько ретроспективно – достаточно легко. У всех, мол, было детство, всем есть что вспомнить. Но больших удач у современных авторов не так уж много. Читая «Смерть в середине августа» я вспоминал шедевр позднего Леонида Андреева «Цветок под ногою». Шедевр для меня. Ни тогдашняя критика, ни позднейшие литературоведы тот рассказ Андреева не заметили. Заметят ли рассказ Секисова? В любом случае, очень советую прочесть. Прочтите – потратьте пятнадцать минут, - а там, быть может, возникнет желание отозваться. Нынче, благодаря интернету, читатель и автор могут находиться в диалоге, пусть и в косвенном.

Вообще сборник достоин читателей. Тем, кому под пятьдесят и старше – полезно узнать, что мучает их детей и внучат, тем, кто моложе пятидесяти – младших братьев и сестер, сверстников. А пишет Антон Секисов, повторюсь, хорошо. По моему мнению.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу