Сергей Морозов

Завлит

Борис Бужор
Завлит

Другие книги автора

Борис Бужор «Завлит»

Сказка о гадком утенке – сюжет вечный, и к тому же беспроигрышный, потому что жизненный. Борис Бужор написал свою версию известного произведения Андерсена, поработав над декорациями и действующими лицами. Вместо птичьего двора – провинциальный театр, в роли гадкого утенка-прекрасного лебедя – завлит, начинающий драматург и бывший борец Платон.

«Завлит» - произведение романтическое и в плане эстетики, и в плане господствующего настроения. И унылый театр, и привокзальная территория, где Платон вместе с другими ворует по ночам металл – все подано в приподнято-восторженных тонах. Мир открывается герою как таинство и разворачивается перед ним во всей объемности. Может быть, есть некоторый перебор с эмоциями. Но, с другой стороны, а как иначе в молодости? Как говорится, низы бухают, верхи цыкают. Реальность – черно-белая, никаких полутонов и мутных переходов: вот наши и хорошие, а там - враги и зло. Классическое двоемирие: полноценное бытие среди ночных железнодорожных путей и жалкое подобие реальности, в которой вынужден прозябать герой днем – провинциальный театр.

Кто-то скажет «наивно, архаично». Но нет, на самом деле, «свежо и увлекательно». Молодость должна быть романтичной, она должна быть искренней, нести прекрасную чушь, захлебываться от распирающих ее чувств. Обаяние молодости и искренность придает убедительность старому, в общем-то, сюжету. Бужор – хороший рассказчик, он заражает энергией повествования и увлекает тебя за собой. Трижды в книге повторяется сцена театральной премьеры, и всякий раз ты проскакиваешь ее на всем лету, читая с неослабевающим интересом, завороженный атмосферой предпремьерного волнения. Вообще повторов в книге Бужора достаточно, она имеет не линейный, а скорее, цикличный характер: день сменяет ночь, театр – каптерка Палыча (худрука и сценариста вылазок за металлом), герой пишет пьесу, пьесу ставят, и вот он снова за письменным столом. Как ни странно, это не надоедает. Повторяемость задает устойчивую ритмическую основу, а автор старается, расцвечивает ее новыми эмоциями, чувствами, обстоятельствами. Наконец, повторяемость отражает нашу сегодняшнюю жизнь (бег по кругу).

По идее «Завлит» должен представлять собой печальную историю о забитом таланте, надругательстве над искусством. Вот она страшная судьба художника в современной России (то, что у нас многие деятели культуры из истопников, сторожей, охранников и безработных – ни для кого не секрет, просто предмет стыдливого умолчания), пошлость так называемой культурной жизни, духовное убожество мастеров культуры. Но это не так. От романа Бужора разит оптимизмом и жизнерадостностью. Это такая литература побед и одолений. Что, в конечном счете, книгу и подводит.

В сказке Андерсена гадкий утенок покидает двор для того, чтобы никогда уже не вернуться туда. Правдиво и очень жизненно. Романтика здесь не теряет почвы под ногами. Андерсен трезвым взглядом глядит на мир, он понимает, что изменить его одним волевым усилием нельзя. Гадкий утенок становится прекрасным лебедем и здесь начинается уже другая история. Открывается иная реальность. А птичий двор остается там, где он есть, таким, каков он есть, с курицами, индюком и прочими его обитателями, вплоть до Страшного суда.

Центральный персонаж романа ведет себя не в логике реальности, а в логике последнего героя боевиков. Поэтому финал книги неправдоподобен, это искусственно подогнанный под решение ответ. Он для тех зрителей, кто ждет торжества добра и хочет уйти из зала налегке, ничем не озадаченный и не задетый. «Наши победили!»

Добро и в самом деле торжествует, но, как правило, в отдаленной перспективе. Кроме того, триумф добра - плод собственных усилий, долгой борьбы, а не результат вмешательства мчащихся ему на помощь богов из машины в виде РАО и ОМОНа. В итоге по прочтении книги Бужора остается неприятное послевкусие. С одной стороны - искренность интонации, мягкий юмор, неплохие диалоги, романтика, почти классический сюжет. С другой - явная искусственная сконструированность книги, натужное увязывание всех линий воедино ближе к финалу. Живое начало умерло в гладко приглаженном, заорганизованном тексте.

Ну и главный вопрос: о чем все-таки роман? Такое впечатление, что сам автор до конца не определился, не нашел главной темы, просто перебрал все что попалось под руку: провинциальный театр и интеллигенцию, историю молодого человека XXI столетия, вопросы искусства и развал великой страны. Сказал обо всем понемногу и ни о чем по существу.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу