Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Владислав Толстов

Голомяное пламя

Дмитрий Новиков
Голомяное пламя

Другие книги автора

Дмитрий Новиков «Голомяное пламя»

Иногда хочется вообразить, как современная русская проза выходит на парад, трубит общий сбор на площади. Впереди – дивизии московские и питерские, поодаль бьют копытами кони уральских и поволжских эскадронов. Под звуки зурн и кимвалов появляется яркий табор кавказской делегации с Алисой Ганиевой во главе. Проходит суровая бородатая колонна сибирских писателей, за ними поспешает Василий Авченко, представляющий в своем лице всю дальневосточную литературу… И последними на площадь выходит горстка писателей-северян. А может, и не горстка. Может, их там вообще никого не будет. Кроме Дмитрия Новикова, который своей книгой «Голомяное пламя» вернул Русский Север в актуальный оборот современной российской литературы. 

Северу вообще фатально не везет на адекватное представительство в русской литературе. Навскидку вспоминаются разве что «Северный дневник» Юрия Казакова и рассказы Виктора Конецкого. Но они были не северные жители, они проездом. А если уж взять долгие годы прожившего на северах Варлама Шаламова, так и вовсе не тот случай: вряд ли на лесоповале он думал о поэтике и неброской красоте северной природы. Должен был появиться человек, который всю жизнь прожил на Севере, который понимает, зачем он не уезжает в края с более благоприятным климатом. Который может сделать такое, например, признание: «Не знаю, что за странная прихоть ведет меня на Север. Она неодолима. И часто, опять собираясь, укладывая вещи в рюкзак, думаешь со страхом и упованием – бесы ли манят, промысел ли Божий. Так и мучаешься в сомнениях, пока не дойдешь до края, где открывается всё. Там узнаешь – благодарить или бежать».

Я сам родился, вырос и сорок лет прожил на Севере, в Заполярье. И всю жизнь искал и собирал тексты, которые отвечали бы моему представлению о малой родине. Еще раз скажу – таких текстов немного. Если северные и приравненные к ним территории занимают примерно две трети площади России, «северные территории» в отечественной литературе по размерам куда скромнее, с крышку от чемодана. В советские годы о Севере писали уже хотя бы потому, что многие писатели (упомянутые уже Казаков, Конецкий) приезжали сюда, открывали для себя красоту и магию северного края, думали о том, что именно здесь, в местах, где человеку жить нельзя, а он все равно живет, и рождается какая-то новая идея жизни, суровая романтика повседневности как преодоления и борьбы.

А потом – как отрезало. Российские писатели дружно воскликнули «но вреден Север для меня!» и стали писать о дальних странах, курортах, Америке, Марсе…

И вот – «Голомяное пламя» Дмитрия Новикова. «Голомяное» - не знаю такого слова, у нас так не говорят. Оказывается, это отблеск света на морской поверхности, радуга. Ну, я-то парень с Севера, я устоял, а девять из десяти читателей, увидев на обложке слово «голомяное», в ужасе убегут к стеллажам с фантастикой. Крайне, на мой взгляд, неудачное название – видимо, по замыслу редакторов издательства призванное символизировать…что? Что может символизировать слово «голомяное» в названии? Неведомо. 

Но когда начинаешь читать книгу – о, это настоящий север, как мы его знаем. Я бы обратил внимание на интонацию, с которой Новиков описывает северные пейзажи: она такая, умиротворенно-элегическая. И это лучшие страницы книги. Человек не боится природы, не ждет от нее ничего плохого. Там даже в одном рассказе герои отправляются на байдарках по северной реке, забредают в какую-то дикую глушь – и все равно за них не боишься, потому что веришь, что Север в обиду не даст. Во всей книге ощущается эта авторская нега, ощущение покоя, силы и уверенности, которые придает ему разговор о том, чем является для него Север. И я верю Дмитрию Новикову, он говорит правду. 

«Голомяное пламя» - не роман, конечно, сборник коротких рассказов, историй, кратких отступлений со сквозными героями.  Вдобавок с небрежными такими скачками по времени: то нас бросает в 1973 год, то мы оказываемся в 2005-м, а то и в середине XVI века. Кто-то счел такой прием оригинальным авторским решением, не соглашусь. Мне показалось, что эти фокусы со временем сделаны ради одной цели: закамуфлировать сборник рассказов под роман, некое последовательное цельное повествование. Непонятно, для чего, чем сборник рассказов хуже? Тем более написаны они мастерски, они отличные, а за северные пасторали автору отдельное спасибо. Конечно, слово «голомяное» на обложке убило перспективы этой книги стать бестселлером, но книга отличная.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу