Владислав Толстов

Эта страна

Фигль-Мигль
Эта страна

Другие книги автора

Фигль-Мигль «Эта страна»

Давным-давно, когда я прочел не помню где (у Карабчиевского в «Воскрешении Маяковского», вот где) об учении безумного философа Федорова, предлагавшего воскрешать мертвых, я все ждал, когда же, когда. Нет, не воскрешать покойников, а написать об этом роман. Кто возьмется? Ведь потрясающий сюжет на этом можно придумать. И как только прочел, что новый роман Фигль-Мигль именно об этом, возрадовался. Молодец Фигль-Мигль, умница, да и то сказать: о всяких фантастических катаклизмах она лучше многих умеет писать (вспомним хотя бы роман «Волки и овцы», лауреат «Нацбеста»), кому еще. Итак, к президенту России приходит начальник его администрации и говорит – мол, так и так, прав был Федоров, научились мы по его методичкам мертвых воскрешать.

А нам сейчас, в смысле России, люди во как нужны – демографическая яма, незаселенные территории… Историческая справедливость опять же: человека в свое время шлепнули в процессе политических репрессий, а тут пожалуйте – призовая игра, билетик на второй сеанс. Только решают, что воскрешать надо жертв репрессий двадцатых-тридцатых, и то чтобы не всех. Сталина там, Тухачевского, еще пару десятков одиозных личностей. Маяковского, по ходу, тоже не воскресили. А вот остальных, кого репрессировали, расстреляли, превратили в лагерную пыль – да милости просим.

И вот на улице маленького городка Филькина (подчеркивается, что воскрешенным запрещено селиться в столицах, как украинским беженцам) встречаются два главных героя: доцент-интеллигент, преподаватель университета Саша Энгельгардт и служивый спецслужбист, загадочный и опасный полковник ФСБ Татев, прибывший в город с секретным предписанием. Ну понятно, оба героя будут символизировать две разных стратегии в отношении к воскрешенным: Саша будет налаживать с ними всякие гуманитарные коммуникации, полковник Татев – следить, пресекать и наказывать. Сразу скажу, что в «Этой стране» довольно много второстепенных героев. По опыту чтения предыдущих романов Фигль-Мигль я уже убедился, что надо упереться головой в спину кого-то одного, максимум двоих, и сопровождать их до последних страниц, а то запутаешься. Особенности авторского стиля, куда деваться.

«Эта страна» оставляет смешанное чувство восторга и некоторого недоумения. Восторг – понятно, отчего. Давненько ждали мы, когда кто-то напишет беллетризацию учения Федорова, и кому, как не Фиглю-Миглю, такое удастся лучше других. Я вспомнил, что ее предыдущий роман «Волки и овцы» я сравнивал с сериалом «Ходячие мертвецы», слишком много было пересечений. А вот недоумение вызывает все остальное. Ну ладно, автор не стал разъяснять всякие технические подробности массового воскрешения – как их воскрешали, какие документы выдавали, как они выглядели хотя бы – неужели так и ходили по улицам с дырками в простреленных головах? Это, в общем, читатель может и сам домыслить, как ему удобно, а автору интереснее человеческое, психологический аспект. А именно – как бывшие политические враги, проведя какое-то время в забвении, возвращаются в наш мир, наше время с прежними убеждениями, идеями и представлениями о благе. Смерть не облагородила их, не сделала мудрее – они по-прежнему остаются при своих понятиях, и выясняют отношения друг с другом. Это отлично придумано, и проделана неплохая подготовительная работа: Фигль-Мигль подробно рассказывает, что в реальности пламенные большевики, которых извели другие пламенные большевики, были в идейном плане довольно пестрой публикой.

Но в этом и проблема. Отлично стартовав, роман как-то раскисает, растекается, погружаясь в сплошные диалоги. «Говорильню», как называл такую практику дедушка Ленин. Вот, кстати, кого бы воскресить и отправить, например, на шоу «Пусть говорят», гениальная сцена могла получиться. Но увы: в романе Ленин присутствует только в виде памятника на центральной площади.

А в итоге получается…кстати, а что получается, какой тут жанр? Сатира? Но там мало смешных ситуаций, юмор довольно тяжеловесный. Антиутопия? Фантастика? Скрытое политическое высказывание? Желание отрефлексировать какие-то личные травмы, связанные с советским прошлым? Я думаю, последнее скорее всего. «Эта страна» - попытка разобраться с демонами коллективного сознания, с тридцать седьмым годом, со Сталиным (куда без него), вообще с символическим наследием советской эпохи. И последнее недоумение – в самом конце написано «Конец первого тома». Ну что же вы, господа, ей-богу, зачем вы так-то. А когда будет второй том (и сколько их будет всего), не сказано. Получается как с «Тоболом» Алексея Иванова – на «Нацбест» выдвигают недорассказанную, оборванную на самом интересном месте историю. Ну неправильно это.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу