Сергей Морозов

Иван Ауслендер

Герман Садулаев
Иван Ауслендер

Другие книги автора

Герман Садулаев «Иван Ауслендер»

Неприятно, что время от времени приходится заводить разговор о вещах элементарных. В частности, об уважении к читателю. Роман Садулаева устанавливает новую планку в этом отношении. Кто-то пишет заумно, непонятно, не снисходя до среднего читательского уровня. Есть те, которым нет дела до нежных читательских чувств, моральных принципов и политических убеждений. Но и те, и другие все-таки далеки от безразличного отношения к тому, что делают. А вот Садулаеву, судя по всему, абсолютно наплевать на какого-то Ивана Ауслендера, на митинговую жизнь России пятилетней давности. «Все это хрень собачья!» Такого рода настроением веет от «Ивана Ауслендера».

Здесь даже нельзя сказать, что книга написана из-под палки, потому что это хоть как-то бы окрасило монотонное и лишенное всякой живости повествование. Читая, мы бы понимали: автор страдает под гнетом Карабасов-издателей, материальных обстоятельств, или элементарной потребности напомнить о себе. Но нет, «Иван Ауслендер» - это продукт автоматического нанесения слов на бумагу. Самая вялая книга, которую мне когда-либо доводилось брать в руки. Автору дали листы, сказали их заполнить, а потом передать в издательство. С этим Садулаев без всякой охоты справился: пусть забирают, отвяжутся от меня, пусть делают с ними, что хотят, впаривают под любым соусом чудакам-читателям. «Иван Ауслендер» - неприкрытое издевательство над художественной литературой как таковой. Роман, написанный человеком, убежденным в том, что никакие романы писать не следует, потому что пустяковое это дело, пустые забавы. Книга, которая не претендует на художественность, а автор натужно и без особого рвения имитирует действие, делает вид, что что-то там изобретает в плане формы, чтобы отвязались, не приставали, не мешали думать о вечном.

Но если уж Садулаеву все равно и наплевать, то как к итоговому продукту должен относиться читатель?

Будь я свободен в своих предпочтениях, закрыл бы книгу на первой странице: настолько пафосно и наигранно вступительное авторское обращение к Господу, отсутствующему в «Фэйсбуке» и «Одноклассниках». А дальше? Дальше монотонный герой, скучные мысли, унылый перечень событий его жизни, конспект белоленточного периода.

Историю преподавателя санскрита, сперва ставшего рупором несистемной оппозиции во время событий пятилетней давности, а потом превратившегося в духовного наставника, можно было развернуть в сатирическом ключе, в духе какого-нибудь Вуди Аллена, высмеявшего некогда типовой проект современного интеллектуала в рассказе «Памяти Нудельмана». И это было бы по-коммунистически. Можно было обратиться к философии и драме. Мы помним, сколько копий было тогда сломано в спорах, и то, как все это сдулось. Какую художественную хронику того времени можно было написать! Садулаев пошел другим путем - путем имитации интеллектуальной прозы, обязательными атрибутами которой у нас признаются скука, вялое пережевывание многозначительных банальностей, вроде «быть – это уже счастье» и копипаст какого-либо религиозного или философского учения. В данном случае он выбрал индуизм. Индуистская составляющая – похоже, единственное, что объясняет сам факт существования «Ивана Ауслендера». Но не проще ли сразу было тиснуть брошюру? Хотя и здесь возникает вопрос: зачем? Людей, увлеченных этим учением, у нас немало. Но они, наверняка, давно переросли уровень доморощенного садулаевского «богословия».

В общем, с «Иваном Ауслендером» проще поступить следующим образом: для любителей садулаевского публицистического мудрствования отдельно вырезать и сброшюровать все псевдолекции Ауслендера, а для поклонников веданты оторвать конец книжки. Остальное, про главного героя, выкинуть в помойку. Все равно оно приписано так, для вида, и никому не нужно, ни автору, ни читателю. Только время занимает, и лес переводит. Трудно писать интеллектуальную прозу при отсутствии интеллекта. Еще сложнее литературу без малейшего признака художественности. Садулаеву это удалось. «Иван Ауслендер» - книга без цвета, без запаха, без мысли, без чувств, унылое ничто. На мой взгляд, худшая книга в лонг-листе.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу