Российская национальная премия

"Национальный бестселлер" - 2017

s

Финал состоится 3 июня в Петербурге

Подробнее

Ежегодная общероссийская литературная премия. Вручается в Санкт-Петербурге за лучшее, по мнению жюри премии, прозаическое произведение,
написанное на русском языке в течение календарного года.

Елена Васильева

Концерт для скрипки и ножа в двух частях

Ильдар Абузяров
Концерт для скрипки и ножа в двух частях

Другие книги автора

Ильдар Абузяров "Концерт для скрипки и ножа"

Как удивились бы члены прошлогоднего жюри «Нацбеста», которым довелось читать книгу Ильдара Абузярова «О нелюбви», возьми они в руки новое собрание сочинений автора – «Концерт для скрипки и ножа». 

В том году в сборник «О нелюбви» вошла повесть «Роман с жертвой». Тогда Ольга Погодина-Кузьмина критиковала ее за то, что текст не «не сообщает читателю ничего нового». В качестве примера приводилась цитата:

«Первая любовь, нежная и неотвратимая, как первые светлые слезы, как лепестки первых лилий на подоконнике, как ванна с плавающими свечами, как крем на шелковистой коже ребенка, как перышки на голой шее девушки».

Спустя год это произведение в несколько измененном виде вошло в новую книгу и получило название «Концерт для скрипки и ножа». Первая любовь перестала быть нежной, но осталась неотвратимой. Еще Абузярова в 2016 году упрекали в излишней прямолинейности – мол, если произведение называется «О нелюбви», то в нем, конечно, будет рассказано о том, как герой не умеет любить.

Абузяров добавил в повесть еще одну часть. В первой появилось требовавшееся, казалось бы, противопоставление – любящие герои. Однако центральный персонаж по-прежнему «не помнит этой жертвенной любви». А вся часть, получившая название «Авраамова соната», кажется «пришитой» к остальным двум. Причем рассказ о компании друзей из «Авраамовой сонаты» вызывает удивление и ощущение чуждости и до того, как становится ясно, что «Концерт для скрипки и ножа», по сути, переделка прошлогодней повести «О нелюбви», истории о противостоянии двух братьев-музыкантов. 

От каламбуров, которыми его уже попрекали, Абузярову тоже окончательно уйти не удалось. Он по-прежнему заигрывает со словами – фонетическими «братьями» («Мы так и тряслись до самого Белостока в «Шкоде», словно нашкодившие мальчишки»), но все чаще обращает внимание на другие пары, в которых одно и то же слово определяется контекстом: 

Совсем маленькой девочкой, но отнюдь не по росту, она приехала из провинциального местечка покорять столицу. Затем попала на фабрику. Но не на фабрику в марксово-энгельсовом понимании, а на «Фабрику звезд».

Прежде всего это касалось теории матриархата (патриархата), а также библейской притчи о соблазнении Евой Адама (не Мицкевича). 

Такие пары могут оказаться забавными, но для этого им нужно быть совсем неожиданными, переворачивающими смысл фразы с ног на голову. Абузярову подобрать такие примеры не удается, и получается не чтение, а какой-то разговор по неисправному телефону.

Иногда автор придумывает какой-то очень интересный образ, но не может выбрать подходящие слова. В результате получается скорее смешно, чем эффектно:

«Цилиндры», — думаю я, глядя на ее двигающиеся манящие бедра. Они, как ступени ракеты, вот-вот готовы отвалиться от основного тела-корпуса в серебряной обшивке платья. Мгновение, и из-под мини-юбки вырвется огонь.

Но есть у Ильдара Абузярова и удачи. Рискованные образы, действительно неожиданные сравнения – он ходит по грани, но умудряется не упасть:

Имей эта история сослагательное наклонение, я бы, наверное, мог стать гениальным футболистом, распасовщиком-плеймейкером, Зинедином Зиданом или Мирсатом Озилом с дирижерскими палочками вместо ног, я с таким чувством ритма, наверное, мог бы вести игру казанской команды — чемпиона мира, но судьба распорядилась по-иному. 

Из двенадцати рассказов самый удачный – «Муж на день». В нем повествование ведется от лица героя, который работает в службе помощи «рукожопам», как он выражается, - в общем, он собирает мебель, чинит сантехнику и так далее. Поступает заказ – одна женщина попросила, чтобы на ужин к ней в ресторан отправили работника этой службы. От женщины ушел муж, и она решила заставить его ревновать. Наш герой вовремя уводит ее из ресторана, избавляя рассказ от банальной сцены. Они оказываются у нее дома. А там ремонт. Героиня засыпает, а «муж на день» всю ночь собирает мебель. Потом уезжает, в лифте встретив ее вернувшегося мужа – «маленького и плюгавенького». 

Это если вкратце. Между делом в рассказе прячется и букет розовых роз, и розовое шампанское, и долгая история отношений женатой пары, и переодевание в свадебное платье, и известие о беременности. Но без некоторых из этих деталей рассказ, наверное, был бы лучше. Хотя неплохо то, что весьма обыкновенная героиня считает себя очень творческой личностью, называя «мужа на день» «солдафоном». В результате он, уезжая от нее, воображает себя на фронте: он ее муж, а она, беременная, ждет его дома. 

На герое, кстати, галстук-бабочка – и он же изображен на обложке книги. Эта деталь активно используется автором и в рассказе «Оксфордский блюз». А вот в заглавном «Концерте для скрипки и ножа» бабочка есть только у антагониста главного героя. Хотя кажется, что ее стоило бы сделать отличительной особенностью повествователя, по аналогии с другими рассказами. 

Как отсутствует единство в использовании художественной детали, так отсутствует единство и в каждом рассказе, и во всей книге. Жаль, что концерт не совсем удался. Может, просто скрипка была расстроена.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу