Марина Кронидова

Иван Ауслендер

Герман Садулаев
Иван Ауслендер

Другие книги автора

МАРИНА КРОНИДОВА О ГЕРМАНЕ САДУЛАЕВЕ

Лирический герой повести Садулаева - Иван Ауслендер - типичный интель, увалень, препод-индолог Универа, слегка за 40 («У поколения Ауслендера первый процесс форматирования был прерван ошибкой диска, а второй не мог быть успешно завершен, поскольку кластеры первого формата оказались неуничтожаемы»).

Вроде бы, все состоялось в его размеренной жизни, вроде, и не надо ничего ему - в силу благоприобретенной или врожденной апатичности заслужившему у студентов кличку "вялый" – но, нет же. Бес, а, точнее, автор толкает его на "приключения", абсолютно противоположные духу героя (которого Садулаев сравнивает то с Обломовым, то с путешествующим Онегиным) чтобы объяснить на его примере, зачем вся эта «движуха». "Мы не станем скрывать от читателя, что целью настоящего произведения является не рассказывание жизни Ивана, а исследование эволюции его теоретических представлений, так сказать, становления учения Ауслендера".

Автор и персонаж - ровесники, действующие в одном пространстве и времени. Несомненно, автор проецирует на Ауслендера свои рефлексии, мечты, нравственные терзания, возможно, даже гештальт-комплексы, можно допустить, что Ауслендер - некий подопытный симулякр автора, посредством которого ему хотелось усовершенствовать себя и мир. "Хорошо, наверное, быть писателем! Можно из любой дряни сварить роман, приправив, как соусом, острой фантазией обыденность собственной жизни. А можно, наоборот придумать себе любую судьбу, написать про это и словно бы прожить, и нет никакой разницы, было ли это взаправду с тобой или нет, если все равно все прошло и остались только книга, остались слова и фразы, строчки и страницы романного текста" Местами в тексте сквозит горькая, искренняя тоска по времени, когда мир ощущался впервые: тактильно, на вкус, на свет, все там было соразмерно и в гармонии с тобой и космосом. А теперь мир стар, и противен народ, прохлопавший все, убивший твоё детство, «где СССР, как планета», но нет теперь такой планеты в этой галактике, вот и мыкаются лишенцы Ауслендеры в поисках этого рая по всему миру.

И начинает автор экспериментировать с героем, помещая его в нестандартные, но вполне очевидные для нашего времени, ситуации: то метнёт его чуть ли не провокатором в оппозицию - последний выход в народ закончится на льду Невы, супротив Сенатской площади (намёки ясны), то встряхнет его дремлющее сознание искушениями коммерции (в совместном предприятии Ганеша), то отправит в бизнес- трип с целью просветления сознания в Альпы через Стамбул, то припугнёт чекистами с Литейного, которым тот напишет подробнейший и бредовый отчёт о путешествии, и вдруг оставит на пороге смерти - героя ждёт тяжелая операция - с опусом "Шри Ауслендер", принесенным бывшей студенткой.

Свыше четверти романа отведено подробному, с повторениями и банальными бытовыми комментариями, изложению учения веданты. К чему это? Ауслендер как специалист по санскриту и так все время поверял реальность упанишадами, да и композиционно роман выстроен по принципу пути Дао. Сначала думаешь, что это литературный приём, концептуальный стеб. Типа текстов расчётливого имитатора, стилиста и душевного садиста Сорокина, вот, мол, тебе, читатель, так и надо.

И вот тут вот вдруг оказывается, что это и есть цель всего повествованиям, что это, кажется, все всерьёз, этакое моральное завещание автора: живите по учению, и явится вам в сиянии пробужденного разума Майтрея.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу