Смотреть трансляцию

Наташа Романова

Марксизм как стиль

Алексей Цветков
Марксизм как стиль

Другие книги автора

Марксизм как бессилие

Книга открывается многообещающе бодро написанными очерками о двух советских деятелях – философе Эвальде Ильенкове и враче-утописте Алексее Богданове, чья судьба и смерть находились на грани героизма и нелепости (первый, не выдержав травли и разочарований, перерезал себе горло переплетным ножом, второй умер после неудачного «омолаживающего» обмена кровью). Далее следует глава о Нечаеве, но затем масштабы заметно мельчают, и галерею «священных монстров» продолжит только вдохновенный рассказ о группировке RAF. В остальном книга составлена из небрежно перетасованных между собой статей разных лет обо всем на свете – здесь и анализ популярного голливудского и классического авторского (в частности, фильмов Иоселиани) кино с марксистской точки зрения, и ностальгические воспоминания о митингах 1990-х годов, и невеселый взгляд на нынешнее протестное движение. Присутствует беглый разбор творчества российских музыкальных групп и исполнителей последнего десятилетия, находящихся на далеко не переднем художественном крае (почему-то о едва ли не единственном убедительно звучащем «левом» музыкальном коллективе – «Панк-Фракции Красных Бригад» – ни слова), но зато несущих «прямое социальное высказывание» для различных классов и слоев, такой же экскурс совершается и в поэзию. Главный вывод: у левых сейчас нет такого «массового» поэта, как Быков у либералов или Емелин у условно правых, есть только «собственный вариант левацкой, малотиражной салонности».


Что до практики сопротивления, то в обзоре современной ситуации автор в первую очередь сетует на пораженческое настроение: «Главный дефицит современных левых я бы сформулировал одним словом: НАСТУПАТЕЛЬНОСТЬ. Нужно переменить настроение. Избавиться от комплекса жертвы, выработанного в нас поражениям многих лет … Движение, которое предлагает санкционированно стоять с картонками на шеях в разрешенных для этого местах, никогда не станет массовым и влиятельным, оно всегда будет мечтать о временах, когда всё наконец правильно разовьется, дозреет, сложится и вот тогда-то мы и грянем в полный рост». Что ж, трудно с этим поспорить, но повторяющиеся в книге в различных формах подобные призывы создают впечатление, что автор уговаривает в первую очередь сам себя. «Чему сегодня могла бы поучиться у Ленина наша оппозиция, даже если она и не разделяет его «утопических» идей? Ну, например, мужской серьезности в сопротивлении. Большинство известных мне оппозиционеров рассуждают в шантажистской логике женской истерики … с серьезным противником можно говорить только на его языке и в его же мужской логике. Силу не «демонстрируют», а применяют». Все это очень напоминает поиски маскулинности и героизма, вершащих историю, в текстах Лимонова начала 1990-х, но одно дело читать такое двадцать пять лет назад у парадоксалиста, построившего всю свою жизнь по принципу «что угодно, лишь бы не нравиться вам», а другое дело сейчас, когда в этих заявлениях оригинальности и побудительной силы не больше, чем в мотивирующих картинках из контактовских пабликов.


В книге вообще достаточно утопических идей, которые должны осуществиться именно что «когда-нибудь». Например, если поделить все деньги, то на каждого придется около 30 тысяч евро. И вообще при коммунизме все блага можно будет скачать бесплатно, как сейчас мы скачиваем музыкальный альбом или фильм. «Шансы есть», – утверждает автор, – «Абсолютное большинство населения нашей планеты сейчас — пролетарии, т.е. наемные работники, не имеющие никаких источников существования, кроме продажи своего труда нанимателю», чуть ли не в слово в слово цитируя один из самых горьких и безысходных романов XX века – «1984» Оруэлла («Если есть надежда, то она в пролах»). Заканчивается «Марксизм как стиль» А. Цветкова большим разделом, посвященным воспитанию собственной дочери, и здесь он уже ставит себе вполне четкий диагноз: «если вам и вашим друзьям скоро сорок, шанс вашего поколения в любом случае уже упущен/использован и вам остается только быть «полезным для молодежи». Что ж, рождение детей всегда было идеальной прививкой если не конформизма, то хотя бы контроля и ограничения.


Наверное, такие книги предполагают серьезную полемику, но, если честно, затевать ее что-то не хочется. Я не сомневаюсь, что в теории (именно что в теории, со словами у марксистов всегда был полный порядок) можно отстоять многие ее спорные моменты и даже ответить на те непременные неудобные вопросы, которые возникают у любого здравомыслящего человека, сталкивающегося с современным «левым» культурным флангом. Почему основным занятием восторгающихся «РАФ» теоретиков и поэтов является не непосредственная борьба, а поездки на зарубежные семинары и резиденции и получение премий, источниками финансирования которых является крупный капитал? Почему аппелирующие к пролетариату культурные деятели выступают вовсе не перед его представителями, а на скромных рафинированных мероприятиях для своей тусовки? А почему в течение уже нескольких десятилетий в качестве идеала борьбы против власти капитала нам предъявляются все одни и те же герои, а в рамках современной ситуации предлагается только марксистский анализ фильмов «Голодные игры» и «Жизнь Пи 3D»? На все можно найти ответы, особенно если оперировать заведомо недоказуемыми аксиомами и неизмеримыми понятиями типа «марксизм изменил карту мира и жизнь людей на нашей планете за полтора века своего существования гораздо сильнее, чем христианство за две тысячи лет». Ну а если фактов недостаточно, то ничего страшного, рацио это не главное, ведь «уже более ста лет интеллектуалы открывают, что в человеке сидит обезьяна, и куча детских комплексов, надежд и травм, и сколько угодно грандиозных фантазмов и абсурднейших упований. Если есть смысл у слова «душа», то означает оно именно это». Так что оставим все эти вопросы любителям поспорить в «Фейсбуке», тем более что по Цветкову он является в какой-то степени одной из моделей будущего – «прообраз коммунистической конкуренции это нынешнее собирание лайков, нематериальных поощрений», которое обязательно в один прекрасный день заменит конкуренцию ради денег. Безусловно, социальные неравенство и несправедливость – ужасные во всех отношениях явления. Но что-то подсказывает мне, что мои товарищи, отказавшиеся от «социального успеха» ради личной свободы, будут находиться в столь же маргинальном положении в воображаемом светлом будущем, где «все мы будем работать на общество», как и в нынешнем жестоком капиталистическом мире. Я никогда не соглашусь, что «этическое действие предполагает, что интерес другого важнее, чем твой собственный», потому что мой опыт говорит, что единственным возможным импульсом этического действия является самоуважение, а ключ к любому принуждению и оправдание любого насилия – это уверенность в том, что ты или кто-то иной знает, в чем состоит интерес другого, лучше, чем он сам. Куда проще мне принять то, что есть люди, которые ловят свой кайф в гипотетическом участии в «судьбе человечества», как я нахожу удовольствие в рамках своего личного проекта в поиске областей, свободных от больших идеологий. Но при чем здесь «стиль»?


Рецензируемая книга имеет большое прикладное значение. Она дает вполне точный портрет современного «левого». Это не лишенный таланта, образованный человек с богатой событиями юностью и развитой приспособленческой хваткой (автор не упускает случая ввернуть, что присутствовал, например, на «гламурной лондонской тусовке»). Он придерживается определенных идей, для реализации которых на практике, видимо, еще не пришло время (это в книге называется «отложенные возможности», конструктивности в этом не больше, чем в «через 60 лет выплатим ипотеку и тогда заживем»), но когда-нибудь обязательно придет. Не будем подозревать его в неискренности, скорее всего, он верит в это, потому что надо же во что-то верить – мало кто готов отринуть иллюзии и заглянуть в черную бессмысленную дыру (вспомним, с какой истории начиналась эта книга). Решайте сами, хотите ли вы иметь что-то общее с этим образом, симпатичен ли он вам.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу