Елена Васильева

Очарованный джазмен

Андрей Остальский
Очарованный джазмен

Другие книги автора

"Очарованный джазмен"

Об «Очарованном джазмене» Остальского сложно сказать что-то, что не превратится в изложение сюжета книги. Потому что перед нами роман, в котором главное – череда захватывающих событий. Герои подсыпают в бокалы друг другу таинственные смеси, наносят на лица невообразимый грим, обманывают правоохранительные органы, томятся в застенках, уводят пленников друг у друга – в общем, интригующих моментов в «Очарованном джазмене» немало.

В основу сюжета романа положена легенда, которая гласит о том, что джазмен Гленн Миллер и генсек ЦК КПСС Юрий Андропов – это один и тот же человек. Миллер якобы не погиб во время крушения военного самолета по пути во Францию в годы Второй мировой, а выжил и оказался спасенным и завербованным СССР.

На этом пересечения с темой джаза не заканчиваются: названия глав указывают, что композиция романа ориентируется на разные джазовые приемы и манеры исполнения («офф-бит», «грязные тона», «блю ноутс», «джамп»). Автор пытается провести параллели между музыкальным и литературным произведением. Не первый подобный пример, и жаль, что обычно, пока писатель сам не укажет на свою задумку, читатель о ней и подозревать не начнет. А узнав, скажет только лишь: "Э! Вона как!" - но воспринимать произведение продолжит как обыкновенный остросюжетный приключенческий роман.

Приключения случаются в основном у двух героев – Питера Дорси и Виктора Воронкова. Дорси приезжает из США в СССР, чтобы собрать материал для книги. Воронков работает в США, в секретариате ООН. Оба героя любят джаз, и это единственное (за исключением пары не ключевых для сюжетной коллизии встреч), что их объединяет. У обоих проблемы с КГБ, а там, где проблемы с КГБ, жди проблем с ЦРУ, а там, где проблемы с КГБ и ЦРУ, жди беды.

История Воронкова имеет намного меньше подробностей, чем история Дорси, к тому же вводится второй и невыразительно обрывается. Автор попытался как бы «засвинговать» сюжетные линии этих героев: первая «нота» продлевается, вторая – сокращается.

Некоторые сомнения в правильности догадки о свинге, правда, начинают терзать после того, как в романе появляется третья сюжетная линия – некоего Крота, чиновника, работающего под прикрытием в ЦРУ и распространяющего ложные сведения в КГБ. И начало, и конец этой истории находятся уже почти в финале романа. Возможно, такой композиционный поворот тоже можно объяснить каким-нибудь джазовым приемом.

Кроме того, недоумение вызывает фигура Андропова. В первой половине романа его усиленно демонизируют, а во второй – едва ли не канонизируют. Но вообще Юрий Владимирович – единственное оправдание, благодаря которому эти три сюжетные линии могли встретиться в одной книжке. В конечном счете, он соединяет их легкой рукой, причем выступает в роли этакого супергероя, разрешившего все проблемы при помощи телефонных звонков и переговоров.

Через полминуты Андропов уже был у себя. Попросил помощников не беспокоить. Пошел в комнату отдыха. Ему надо было переодеть рубашку — она была насквозь мокрой. Но перед этим он должен был сделать еще один. звонок. По-своему, тоже очень важный. <...> Андропов не стал называть женщину по имени, не представился, даже «алло» не сказал. Он хотел уложиться в наикратчайший, самый безопасный отрезок времени — пятнадцать секунд. Смотрел, не отрываясь, на вмонтированный в аппарат хронометр и говорил:

— Я сделал, что обещал. Спас вашего Петю. Пусть на тромбоне еще поиграет... И заодно еще одного человека, по имени Виктор, вы его не знаете, кажется... Оба скоро будут дома, целые и невредимые.
— Спасибо большое, я...
Но он даже не дослушал слова благодарности, которые произносил металлический голос в ответ. На четырнадцатой секунде Андропов нажал красную кнопку разъединения.

Из-за этой сцены, правда, развязка кажется более чем невнятной. Шантаж, стрессы, погони, маскировки – и всего этого сильнее разговоры власть имущих? Что ж, это тоже о чем-то говорит, конечно, – например, о том, что части романа не сбалансированы. Наверное, нет такого джазового приема, который мог бы оправдать подобную оплошность.

Кстати, Питер Дорси, герой-американец, возвращается в эпилоге к роману. Эта последняя часть окончательно заставляет забыть о том, что в какой-то момент книжка казалась чуть ли шпионским романом. Автор свернул все в любовную историю. Видимо, потому что не Андропов, а любовь спасет мир.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу