Артем Фаустов

В Советском союзе не было аддерола

Ольга Брейнингер
В Советском союзе не было аддерола

Другие книги автора

Ольга Брейнингер «В Советском союзе не было аддерола»

Начинается роман очень обнадеживающе. Альтер-эго автора, крайне продвинутая молодая особа, употребляющая дикое количество моднейших таблеток вроде упомянутого в заглавии психостимулятора, находится в центре внимания нейрофизиологов и социологов мира. А также в центре внимания прессы, шоубизнеса и всего элитарного и трендового. Она – единственный выбранный из сотен кандидатов участник небывалого эксперимента по… Стоп. Мы так и не узнаем, в чем же, собственно, состоит этот эксперимент. Мы только знаем, что героине раз в день сканируют мозг, периодически погружают в деприватор и показывают какие-то картинки под препаратами. Ну да ладно, суть не в этом. Суть в том, что первая глава интригует и написана она в узнаваемом стиле зарубежных контркультурщиков 90-х. Просто представьте, что читаете начало какого-нибудь Паланика или Эллиса. Типичный клиповый текст, призванный передать бешеный ритм Нью-Йорка или любого другого мегаполиса мира, завывание информационного урагана и весь сопутствующий бэкграунд. Пахнуло даже киберпанком, но ненадолго.

Во второй главе героиня предается воспоминаниям, совершенно очевидно позаимствованным из багажа самого автора. Из неё мы узнаём, что сия молодая особа – из казахских немцев. Забегая вперед, должен сказать, что по результату именно эта часть книги самая интересная, она повествует о жизни немецкой общины в Казахстане в позднесоветское время. Здесь же начинает вырисовываться и образ нашей героини, которая, несмотря на, вроде бы, уровень интеллекта выше среднего, демонстрирует весьма приземленные интересы. В этом ей помогает неземная красота и заоблачная самооценка.

Далее следует эмиграция в Германию и снова очень познавательная часть – о том, как там социализируют иммигрантов. С точки зрения нашей заоблачной героини, это, конечно, фу как разочаровывает и фи как неэстетично. Но меня лично впечатлило, как устроена сама система, очень круто.

А что же там с тем экспериментом, в котором она участвует? К середине романа я уж было и забыл о нём. Но внезапно мы получаем подсказку: он основан на нейролингвистическом программировании. То есть вот так, да? А почему сразу не на гомеопатии или лозохождении? Честно скажу, столь очевидный ляп и непроработанность этой сюжетной линии подпортили впечатление от книги.

А дальше героиня поступает учиться в Гарвард. И здесь нам снова очевидно, что роман содержит немалую часть автобиографии (все ведь прочитали текст номинатора?). В Гарварде альтер-эго автора приучается к психостимуляторам и глубоко разочаровывается в лицемерии местного научного комьюнити. Там же влюбляется с первого взгляда в романтического юношу Амади (без материальных проблем, а как же иначе). Любовная идиллия длится недолго, внезапно ее любимый исчезает без предупреждения. Героиня в слезах.

В следующей главе оказывается, что Амади живет в Чечне, и девушка едет за ним, как жена декабриста в ссылку. Там она готовится уж было к свадьбе, параллельно на страницах книги совершенно всерьез рассуждая о том, что не надо, мол, беспокоиться о чеченских женщинах, они со всем согласны, довольны и счастливы. Как вы, наверно, уже догадались, о происхождении материальных благ ее друга Амади в книге ни слова, ведь женщина не должна задумываться о таких вещах. Тем не менее, выходить замуж она почему-то в последний момент передумала.

И вот, наконец, мы, узнав побольше о нашей героине и ее мотивации, подошли к последней главе, которая снова возвращает нас в Нью-Йорк к таинственному эксперименту. Что ж, я дочитал книгу до конца и так и не нашел хоть каких-либо сведений о том, в чем же этот эксперимент заключался. Остается лишь гадать. Вроде бы, из неё собирались сотворить обладательницу сверхострого и не замутненного эмоциями разума, однако это не до конца очевидно.

Что же в финале? Накануне завершающей стадии эксперимента наша героиня сбегает из лап учёных, тайно покинув шикарный пентхаус и параллельно лишив нас возможности узнать о сути центральной интриги романа. Я – женщина, словно говорит она, а значит я имею право быть импульсивной и безответственной.

В самом конце мы читаем хрестоматийный поколенческий монолог-манифест, в котором героиня периодически переходит на первое лицо множественного числа. Звучит он, увы, фальшиво. Давайте разберемся, почему. Для того, чтобы зачитывать манифест несовершенному миру, нужно находиться по другую сторону стены нормальности. Только из этой точки подобный монолог обретает смысл. Героиня же наша отнюдь не Тайлер Дёрден и даже не Марк Рентон (хоть и тоже наркоманка). Она тривиальна и на поверку обладает глубоко мещанским мышлением, а потому ее челлиндж и мессидж скорее сойдут за вздор красотки, которая сама не знает, чего ей надо (а по сути, так оно и есть).

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу