Сезон 2017 года завершен

новый сезон стартует в январе 2018

Денис Горелов

Тень Мазепы

Сергей Беляков
Тень Мазепы

Другие книги автора

Сергей Беляков «Тень Мазепы»

Автор написал первую развернутую историю автономного украинства, умышленно опустив периоды наибольшей интеграции и взаимопроникновения с русскими — домонгольский и советский. Начиная с названия, труд оказывается объемной и, признаться, весьма успешной речью в защиту малороссийской инакости — ее вечной тяги «в лес», лютых зверств и поэтических перехлестов, оскорбляющей русские массы готовности блокироваться с кем угодно против наибольшей угрозы поглощения — польской ли, русской. В до-бракоразводные времена он был бы менее интересен, ибо очевидные историку противоречия еще не обнажились во всем блеске для массового наблюдателя — из-за чего сквозные для сочинения фигуры Мазепы, Хмельницкого и Тараса Шевченко не привлекали особенного внимания (вроде и слышали в советские времена что-то благостное про Квитку-Основьяненко, но глубже узнать ленились). Посему большинство сведений и для заинтересованного читателя в новинку.

Например, что имя Киево-Могилянской академии идет от основателя ея архимандрита Петра Могилы и что запрету на нежеланные языки в ее стенах — три с лишним сотни лет (только в те времена пресекались все, кроме латыни, а ныне все, кроме мовы). Что воспетая Тарасом Колиивщина имела целью поголовное истребление ляхов и жидов (в чем весьма и преуспела), ничуть не отличаясь по степени примитивного зверства от подвигов УПА на Волыни и Галичине (характерно, что обе «крестьянские войны» задушены «рукой Москвы»). Что сам праотец украинской словесности был надсадным ксенофобом с явными садистическими наклонностями, которые до очередного всплеска украинских погромов принято списывать на художественную гиперболизацию.

Сам Беляков подобных выводов не делает, но в деталях дотошен — отчего выводы напрашиваются сами собой. Потому, как у всякого добросовестного историка, адвокатская его речь становится тотчас же и прокурорской — если не огибать острые уголки взаимоотношений, к чему у автора ни малейшей склонности не наблюдается.

Вместе с тем, он весьма искусен в защите прав худородного малороссийского дворянства, так возмутившего аутентичное русское повсеместным выдумыванием гербов и родословных. Коль скоро, пишет Беляков, двор при любом троне складывался из военного сословия — так почему б и наиболее отличившимся в ратных делах казацким вождям не одворяниться.

Искренняя симпатия к предмету и отсутствие истероидных ноток вечной жертвы империи, присущих собственно украинским исследователям, выгодно отличает произведение от прочих на тему. Это хорошая и честная эпитафия иллюзорному братству на большой исторической развилке, раскидавшей два народа, — видимо, навсегда. Учитывая объем в 690 страниц и малый срок с начала больших событий — работа титаническая.

 

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу