Ната Сучкова

Веселые истории о панике

Любовь Мульменко
Веселые истории о панике

Другие книги автора

Веселые истории о панике

Книга Любови Мульменко действительно состоит из историй. Житейские, простые, нарочито-бытовые или, напротив, бытовые-мистические, собранные под одну обложку, они вполне достойно составили книгу. Однако, настроившись на веселье, читатель рискует провалиться чуток мимо: есть здесь, конечно, некоторая порция хорошего юмора, и в целом настроение текстов скорее позитивное, но все же веселыми эти истории я бы не назвала. Ну, то есть некоторая веселость – это одна из их характеристик, но только – одна из. Наверно, хороший признак: в настоящем, как в жизни, много чего намешано – и веселого, и не очень. Равно, как не нашла я в историях Мульменко почти ничего и от паники. Спишем название на маркетинговый ход. «Веселые истории о панике» да еще предваренные вступительным словом редактора Юлии Качалкиной, пространно оправдывающей наличии в текстах ненормативной лексики доводами о том, что брань тут скорее бронь, чем оружие, инструмент сопротивления, а не нападения, «закатка» в пленку (Роскомнадзор не дремлет!) – все это нынче читателя, скорее, привлечет, нежели отпугнет. И все же мат в «Историях» показался мне не столько не уместным, сколько не совсем обязательным – совершенно безликая какая-то ненормативка, лишенная фантазии, теряющая в своей обыденности сакральность. В общем и целом, несмотря на пространное разъяснение редактора, мне так и осталось не понятно – зачем? Художественных достоинств – не прибавляет, перца и эпатажа – тоже. Книга ничего бы не потеряла без мата, как ничего не приобрела с ним.

Впрочем, все это в прозе Мульменко – не главное. Главное – очень грамотно и адекватно переданные ощущения, настроения, умело и уверенно поданные истории. Я для себя эту книгу условно переименовала. Мне приятно думать, что на самом деле она называется «Фрагменты речи» – по названию двух театральных новелл. Из-за них, впрочем – опосредованно, а непосредственно из-за самой ее немного рваной структуры, а еще – из-за истории (рассказа) «Йой». Молодая актриса с чудесным именем Весна Савич в один прекрасный весенний день садится в самолет и летит в Белград – город своего отца Горана. Встречает там, естественно, серба – Нешу, влюбляется, преломляется, гнется, но не ломается. Язык, на котором общаются герои – еще не совсем русский, уже не совсем сербский, не тарабарщина, скорее, новый, неведомый порядок старых слов. Прекрасный Неша, говорящий на этом языке, выглядит громадным бородатым ребенком – иноязычная личность неносителя, как ни старайся, все равно выглядит чуток глупее, инфантильнее, чем человек реальный. Большой ребенок, хиппи, производитель языка и глотатель огня, это новооткрыватель мира является для Весны проводником и в чужую для нее страну, и в ее язык. А самое главное – вся история, как повод, наконец, заглянуть в самое себя, через чужой (наполовину родной!) город, через чужой (такой похожий!) язык, через чужого (сразу родного!) человека. И вдруг родной русский, лишаясь привычных речевых штампов, расцвечивая новыми смыслами:

«Сохранили мамушку! Какое замечательное изобретение слова, какой обнадеживающий глагол. Насколько глуше наше «похоронили». Похороны — в пустоту, похоронил и потерял. А в Сербии человек надежно и бережно сохраняется в земле».

Этот «русско-мутантский» язык как будто рождается заново, что не может не завораживать героиню, автора, читателя, наконец:

«Неша призадумался, а Весна ждет какой-нибудь ответ. Как интересно, что он скажет, как распорядится словом. Неша дотянулся до ее руки, пожал. — С тобой тихую музыку слушать желаю. Стихи. Поэт. Южнославянский автор. Весна задумалась: а так бы она любила Нешу, говори он с ней на ломаном английском или на безупречном русском? Язык Неши был всегда неготовый, рождался на глазах. Был антипошлым, чистым — от штампа, от автоматизма. Неша не воспроизводил, а производил язык — каждый раз. Жаль, сам не понимал, как это дивно. Жаль, что нельзя полюбоваться вместе».

Вот, наверно, за это внимание к языку, за эти «Фрагменты речи» я «Веселые истории о панике» и полюбила. Хорошая книжка, не скучная. И истории интересные – разнообразные и по-настоящему занятные. Этакое лоскутное одеяло, где все пошло в дело: и рассказ, и дневник в соцсети, и короткие сценарные зарисовки. У другого так и валялись бы лоскутками без дела, а здесь – книга получилась, и неплохая. Здорово же!

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу