Российская национальная премия

"Национальный бестселлер" - 2017

01.02.2017s

Работает Большое жюри премии, каждый день публикуются новые рецензии

Подробнее

Ежегодная общероссийская литературная премия. Вручается в Санкт-Петербурге за лучшее, по мнению жюри премии, прозаическое произведение,
написанное на русском языке в течение календарного года.

Владислав Толстов

Все, что должно разрешиться… Хроника идущей войны

Захар Прилепин
Все, что должно разрешиться… Хроника идущей войны

Другие книги автора

Захар Прилепин «Все, что должно разрешиться»

Можно как угодно относиться к Захару Прилепину – как к писателю, выразителю определенных идей, светскому льву или ловкому предпринимателю – но одно бесспорно: среди нынешних российских писателей Прилепин является одним из самых активно работающих. Хотя пишет он, на мой взгляд, неровно: одни его книги я перечитываю по многу раз, другие не дотягиваю до середины. В «Обители» мне нравятся последние главы, где Артем Горяинов в камере смертников троллит посаженных чекистов. В «Черной обезьяне» перечитываю восхитительные эпизоды, а о чем вся книга, даже не помню. Читать том прилепинской литкритики я не смог, а биографию писателя Леонида Леонова для серии «ЖЗЛ» перечитываю регулярно. И так со всем его творчеством. Прилепин пишет много, активно, не ленится, он очевидно набирает мастерства, пишет все лучше. Я вот очень хотел написать о его книге короткой прозы «Семь жизней», но в конкурс «Нацбеста» не попала, вместо нее – сборник текстов в жанре военной публицистики, хроника военных действий в Донбассе. 

И эта книга, на мой взгляд, обладает не только литературными достоинствами. Это феномен политической жизни современной России, это явление не только культурное, но и социальное. Это важная для нашего времени и нашего общества книга. Сейчас объясню, почему я так считаю. 

В 2014 году я работал чиновником в администрации небольшого района в Тверской области. И летом к нам поехали беженцы из Донбасса. За несколько недель их приехало много – только в нашем районе разместили 400 человек. Мужчин почти не было, в основном старики, женщины с детьми. Помню, что в документах их почему-то избегали называть беженцами, писали - «лица, прибывшие из юго-восточных районов Украины». Но это были именно беженцы, кого мы хотим обмануть. Некоторые приехали в тапочках, домашних штанах, - в чем успели выскочить из горящего дома. Почти ни у кого не было зимних вещей. Многие без документов. И у всех – состояние шока, остановившиеся глаза, неспособность понять, что произошло. Еще вчера они жили в своих домах, своих семьях, а теперь оказались в одних тапочках посреди Тверской области. Когда проходил шок, они начинали рыдать – неудержимо, сутками. Им помогали как могли. Размещали, кормили, оформляли, собирали одежду. Одна женщина в своей двухкомнатной «хрущевке» поселила 11 человек, три семьи – не потому, что добрая, а потому что смотреть спокойно на этих людей было невозможно. 

Я тогда впервые увидел столько людей, потерявших все. Причем это были обычные русские тетки, они говорили на русском, они ничем не отличались от наших теток, и вот это, пожалуй, сильнее всего действовало на местных. Которые старались им помочь чем угодно. Тащили одежду, продукты, учебники, зубную пасту. Одна бабка принесла ведро огурцов, у нее больше ничего не было. Потом как-то рассосалось. Кто-то из беженцев остался, кто-то уехал, кто-то переехал в другие регионы России (в Тверской области с работой не очень). Как принято говорить, «тема ушла». 

Но осталось непонятным, что же там, в Донбассе, произошло. Почему столько людей сорвало с места, как там все развивалось, какие события следовали за какими? Толком узнать об этом было негде. Федеральные каналы несли какую-то чушь, в интернете сплошная истерика. Многие наши сограждане, кому не довелось столкнуться с теми же беженцами, до сих пор слабо представляют, что там происходит, в ДНР и ЛНР. Какая-то, говорят, война. 

Однако теперь вышла книга Захара Прилепина, и она ответила на многие вопросы. И, конечно, она будет оставаться самой главной, самой точной и правдивой книгой об этой войне – пока кто-нибудь не напишет лучше. А что-то мне подсказывает, что лучше напишут не скоро. Вот Чехов написал «Остров Сахалин» - кто-то потом написал лучше? Или Лимонов писал книги о балканских и постсоветских войнах – после этого кто-то смог написать об этом лучше? Константин Симонов написал о боях 1941 года, миллион книг после этого написали о войне – назовите те, что лучше симоновской? Думаю, и книга Захара Прилепина долго, очень долго будет главным источником информации о том, что происходило на Донбассе в последние два с половиной года. 

И продолжает происходить. Когда я дочитывал книгу, по телевизору сообщили о гибели Гиви – командира ополченцев, погибшего в результате покушения. А в книге Прилепина он еще живой: «одной из первых марок, которую выпустило  ведомство Виктора Яценко — министерство связи Донецкой народной республики, — была марка «Герои  Новороссии Гиви и Моторола». Как в Гражданскую: чтоб человека признать героем, долго ждать не надо, герои нужны живыми». 

Конечно, это больше чем просто книга в жанре военной публицистики, военно-походных очерков, «писатель на войне». Для меня это прежде всего не факт написания очередной книги писателя Прилепина, а поступок Прилепина, итогом которого стало написание книги. Прилепин собрался и поехал туда, где люди в беде. Как Чехов на Сахалин, как Лимонов в Абхазию. Это глубоко христианский поступок, вот так оторвать жопу от дивана и отправиться помогать людям, попавшим в беду. Хотя, конечно, какие-то христианские мотивы вряд ли были преобладающими в решении Прилепина поехать на Донбасс. В книге он ни о чем таком не упоминает. 

Важно и то, что книга Прилепина удивительным образом составила единство с другой книгой из конкурса «Нацбеста» - «Украиной трех революций» Аглаи Топоровой. Сначала надо читать Топорову, следом – Прилепина. Тогда выстраивается картинка, хроника, какой-то связный и понятный рассказ о том, что там творится, на Украине. 

Единственное, что мне не понравилось – название. Я дочитал книгу и уже через пять минут путался, как она называется – «То, что должно завершиться»? «Все, что должно закончиться»? Какое-то жеманное название, учитывая энергетическую насыщенность, ярость и плотность текста под обложкой. Назвали бы «Люди Донбасса», или даже еще короче – «Донбасс». Все бы поняли.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу