Дмитрий Мурзин

Чеснок

Даниэль Орлов
Чеснок

Другие книги автора

Чес(т)нок

У смерти есть свойство: вносить в нашу жизнь коррективы. Менять наши взгляды. Систему ценностей. Навсегда или на время. Мне вообще странно писать рецензии после пожара в ТЦ «Зимняя вишня».
Странно вообще многое.
Мне непонятно, для чего написаны три четверти книг длинного списка.
А вот для чего написан «Чеснок» – мне понятно.
Это крик. Крик соседу, себе, стране, миру.
Мы – ещё не до конца потерянное поколение!
Это – молитва: «и па́ки порабо́тати Тебе́ без ле́ности то́щно, я́коже порабо́тах
пре́жде сатане́ льсти́вому».

Название
Вероника Кунгурцева пишет: «роман, точно из зубчиков чеснока, состоит из повестей и новелл, крепко связанных в одно целое, ну, как в «Человеческой  омедии», когда главный герой одной повести становится проходным и эпизодическим в другой». Очень точно сказано. И очень неточно. В попытке расширить смыслы – смыслы сокращаем. Ой, как интересно: роман из зубочков таких, связанных воедино. Красиво. Но: чеснок-то тот и не тот!
Чеснок-то дикий.

«Мы аборигены на этой земле. Это вы пришлые. Вас на сотню в размен дают, а вы и рады. А нам суета не по чину. Потому не мог Борода другу подлость подстроить ради денег или чтобы выслужиться. Подлость – это вообще не из нашего мира, из вашего. У нас глупость, да лень, лень, да страсть, страсть, да стыдоба. А подлость… Нет, если он шел однажды на маршрут по склону, по тому месту, где только-только стаял снежник, и останавливался покурить, и замечал тонкие стебли дикого чеснока, то у него, у меня, у всех нас есть за что зацепиться в жизни. За вот эти стебли и цепляемся. Вспоминаем, как срывали, как жевали и долго перекатывали во рту пряную островатую кашицу. Простой дикий чеснок. Обычная тонкая травка с пушистым розовым шариком наверху. И прочь морок! Прочь!»

Там вообще много всего в названии зарыто. Возможно, даже больше, чем закладывал автор. Там и детство наше с ожерельем на шее из чеснока, потому что «папа болеет» – антисептик. И средство от вампиров и прочей нечисти: «Вас корёжит от «Чеснока»? – ну, извините». Резкость, острота, вызов. «Горлодёр» или «хреновина» – что она есть без чеснока? И – никуда не деться – факт языка – жаргонное «по чес(т)ноку». Всё это – в названии. Всё это – ключики к пониманию романа. Все эти ключики – не лишние.

Выбор пути
Если писатель не дал произведению эпиграфа,
это не значит, что произведение останется без эпиграфа.
Читатель

Так получилось, что первый раз я читал его в декабре 2016 года в купе поезда Кемерово-Москва. Попутчиков у меня не случилось. Время в пути – больше 50 часов. Самое оно для медленного чтения. А интеллектуальный роман (мы же здесь выбираем интеллектуальный бестселлер, да?) требует внимания и неторопливости.
Второй раз я читаю его сейчас, для вот этой самой рецензии, и читаю с собственноручно выбранным эпиграфом. Песенкой на стихи Ю. Левитанского и музыкой В. Берковского «Каждый выбирает для себя».
Наше время, вокруг твердят: нет чёрного и белого, есть сто-пятьсот оттенков серого. Открываешь книгу, а она тебе на чистом то ли шахтёрском, то ли геологическом спрашивает: «Ты как, вообще, определился? Чеснок есть будешь, или так и останешься менеджером звена чуть ниже среднего?». Ты: да ведь мир разный, да я не знаю, да оттенки серого. Книга: Есть добро и есть зло. В какую стороны ты идёшь? Человек ты, или где? Где сердце твоё? Где сокровища твои? Годен ли ты, хотя бы к нестроевой? Чеснок дикий есть будешь?

И тебя, если ты не готов покинуть свой офис и вспомнить, что ты человек, корёжит. А офис-то, в общем-то, гадюшник. Впариваете вы людям, хорошо если воздух безвредный, а скорее всего – гадость какую-нибудь.

Вот примерно это я чувствую, перечитывая «Чеснок». И, если по-чесноку, то мне бы тоже уволиться из той богадельни, где я тружусь. Потому что, слишком много там неправильного. А я ел чеснок. Я читал «Чеснок».

Классовый подход
На мой взгляд, от чего нынче страдает литература, книготорговля и премиальный процесс – так это от классового подхода. Интересы нации подменяются интересами класса. Зайдите в любой книжный: то, что лежит в лидерах продаж – это же застрелиться и не встать. Человек раз купит «лидера продаж», второй… Ну, и бросит читать.

Очень серьёзная часть авторов и номинаторов нацбеста пишет и номинирует для тонкой прослойки «своих» и, кажется, всерьёз уверены, что кроме этих «своих» в России никто не читает. На такой подход читатель может ответить только кромешной взаимностью.

А вот такие романы, как «Чеснок», если и не рвут этот порочный круг, то, по
крайней мере, делают шаг в этом направлении.
Я купил эту книгу. И вам советую.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу