Ольга Погодина-Кузмина

Дорогая, я дома

Дмитрий Петровский
Дорогая, я дома

Другие книги автора

ЧЬЯ ЭТА УЛИЦА, ЧЕЙ ЭТО ДОМ

Роман Дмитрия Петровского «Дорогая, я дома» вошел в короткий список премии «Национальный бестселлер» и, завершая забег премиальных рецензий, последнюю я посвящу именно этой книге.
За весьма эффектным и кинематографически объемным сюжетом весьма очевидно просвечивает философская притча. Это история обмана, для осознания которого нам понадобилось больше двадцати лет. Это история о том, как напёрсточники, торгаши, ловкие менялы произвели с нами тот самый трюк, который предпринимали тысячи раз.
Нельзя сказать, что нас не предупреждали — писатели, мыслители, учения о мировой несправедливости, Библия, наконец. Предупреждали отцы-основатели советского государства, которые в один момент задраили люки и законопатили двери для торговых агентов «капиталистического мира». Но, как в сказке «Синяя борода», закрытая дверь сделалась для нас неодолимым искушением.

Дверь была наконец открыта, агенты с добрыми улыбками вошли, и мы отдали им самое ценное, что у нас было (нам-то казалось, что это самые бесполезные и нестоящие вещи).
Общность большой народной души, недра многострадальной земли, память предков и уважение к своей истории мы променяли на ликёр «Амаретто» и вареные джинсы, на пузыри жвачки и духи «Опиум», которые нам продавали как воздух свободы. Стеклянные бусы для женщин и огненная вода для мужчин шли довеском к свободе.

Стоит ли удивляться, что мужчины утонули в водке, а женщины сделались шлюхами в чужих краях? Стоит ли винить торгашей, ведь они всего лишь хотели заработать, они всегда умели это делать лучше нас. Поздно сожалеть, нас обманули по всем правилам, договоры подписаны, подписи заверены, никакой суд не расторгнет сделку, тем паче что и в суде заседают все те же лица, которые улыбались нам ещё вчера и похлопывали по плечу.

«Демократия, свобода, реформы экономики». Мы долго перебирали стеклянные бусы, ожидая их магического действия — ведь нам обещали, что магия непременно свершится. Но ничего хорошего не происходило, только наш привычный мир обрушился, а вслед за ним вдруг появились трещины и дыры в той прекрасной декорации, которую мы видели через щель в закртой двери. Рай был нарисован на холсте, он существовал преимущественно в нашем воображении. Конечно, появились добрые учителя, которые давно уже пили и ели с краешка стола у торгашей, и объяснили нам, что рай вполне реален, и волшебные бусы могли бы привести нас к процветанию, просто мы не умеем правильно пользоваться этим драгоценным подарком. Возможно, мы перебираем бусы недостаточно быстро. Или недостаточно медленно. Или не в том порядке, как следует. От этого магии не происходит. Мы тёрли бусы быстрее, меняли порядок, звенели, били об лоб. Мы затаили обиду. Мы попытались расторгнуть сделку. Тогда мы услышали все то, что полагается услышать обманутым простакам. Нам сказали, что мы глупы, упрямы, дурно воспитаны. Очевидно, генетически не способны извлечь хоть каплю магии из стеклянных бус. Где благодарность за добрый подарок? Конечно, это был подарок, ведь отданное взамен — ваши недра, ваши предки, прошлое и будущее вашего народа ни стоит и ломаного гроша.

Ах, вы недовольны? Вы скалите зубы? Опасные, агрессивные дикари! Вас надо посадить на цепь и поставить вокруг надсмотрщиков с палкой. Цивилизованный мир должен защитить себя от дикого варварства, и чем скорее, тем лучше. И бросьте им побольше отравленных одеял.

Именно как горчайшее разочарование и надувательство описывает Дмитрий Петровский роман простой русской девушки Киры с благородной Европой в лице пожилого господина, хранящего семейные традиции в темной подвальной комнате. Кинематографическую визуальность книги трудно поставить в упрек, но уж очень знакомы картины-кадры, которые рисует автор. По мере чтения вспоминается и советский кинематограф конца 80-х, и «Михаэль» Мариуса Шляйнцера (2011), одно из самых чудовищно прозаических развенчаний современного европейского благополучия. И «Ночной портье» вместе с чередой элегантных экранизаций, в которых время Второй мировой войны предстает эпохой безупречного стиля с налетом холодноватого, будоражащего ужаса в атмосфере.

С одной стороны, это делает чтение довольно приятным и скользящим, с другой стороны, зацепиться получается в основном за воспоминания героев о советском детстве, когда текст наполняется теплотой и доброй иронией. Как ни странно, мне не хватило в книге (которую, впрочем, хочется перечитать без спешки) непредсказуемости. Автор начинает с эффектного поворота и накручивает философию вокруг уже свершившихся событий, дальнейший ход которых нам в общем-то понятен, а выводы заявлены с первых страниц. Было бы куда интереснее развивать аргументацию вместе с движением сюжета, потенциал которого растрачен слишком быстро и не слишком эффективно.

Впрочем, книга дает пищу для размышлений на всем протяжении текста, а выводы автора весьма совпадают с моим восприятием современной Европы, которая, как был там ни было, остается частью нашей души.

«Двадцатый век был веком увеличивавшихся скоростей, его техника научилась быстро передавать сообщения, быстро передвигаться по воде, земле и воздуху, быстро разрушать и так же быстро строить. Взгляните на европейские города — они похожи на слоеные пироги. Руины Первой мировой, сверху — руины гитлеровских перепланировок, сверху — бетонная крошка, оставшаяся после ковровых бомбардировок союзников. В Восточной Европе этот пирог присыпан относительно свежими обломками строек коммунистического блока — настоящий пир для археолога, который без труда раскопает кабинет с курительным набором и книгами, дамскую гардеробную с украшениями и трюмо, детскую комнату с игрушечной кухонькой и плюшевым зайчиком. Ночью, когда вы прогуливаетесь по заново уложенной булыжной мостовой, цокая по ней шпильками или ботинками на деревянных каблуках, покуривая сигару или просто вдыхая чистый вечерний воздух, — прислушайтесь, и услышите далекий плач. Чье-то детство, задавленное рухнувшей крышей, упавшей стеной, заваленное в бункере, забытое в подвале — плачет и зовет маму в далекой земляной глубине».

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу