Валентина Живаева

Библия бедных

Евгений Бабушкин
Библия бедных

Другие книги автора

Евгений Бабушкин. "Библия бедных"

В книге Евгения Бабушкина три части. «Ветхий Завет» – это страшные сказки, «Новый Завет» – современные зарисовки, интервью, репортажи. «Апокрифы» – эссе на исторические главным образом темы, в которых наряду с познавательной составляющей много размышлений и лиризма. Внутри каждого раздела есть ещё мини-циклы. В первой части, например, часть текстов сгруппирована в «Сказки из-под земли», а относительно большие «новозаветные» очерки «На обочине Сочи» и «Путешествие на войну» складываются каждый из трёх историй поменьше.

Назвать это лёгким чтением язык, конечно, не повернётся, но читается книга легко. Даже то, что читать неприятно, никогда не становится мучительным – уже хотя бы в силу краткости и лёгкости конструкции. Автор умело дозирует информацию, переключает регистры, вовремя останавливается. Чувствуется хорошая журналистская школа, и именно как журналист Бабушкин показался мне особенно убедительным.

Рассказ о сегодняшней жизни цыганского табора и история путешествия  сирийскими беженцами; живые голоса людей из Краматорска и Донецка, и тех людей, жизнь которых не в лучшую сторону изменила сочинская Олимпиада – всё это важно, везде есть какие-то любопытные, а то и поразительные подробности. Есть умение увидеть правду и неправоту разных сторон, есть жалость к человеку. Но всё-таки как же быстро (если речь о политике и о людях, так или иначе вовлечённых в политику) устаревает самая что ни на есть новизна, как стремительно она перекрывается повесткой нового дня.

Вообще для меня книга по-настоящему началась с 279-й страницы, с текста под названием «Настоящий Китай». Только здесь материал, стиль, интонация, авторская индивидуальность наконец, по-моему, счастливо совпали. «Съел и не знаешь: проснешься завтра, не проснешься? Еда непонятней языка. Тут, перепутав сладкое с острым, вдруг понимаешь: даже Европа не центр мира, а уж Россия — точно мировые задворки…»

Очень неожиданным и приятным оказался очерк про Старый Вильнюс, город Сашеньки Яновской. Почему-то я думала, что трилогию Александры Бруштейн читали и читают только девочки. Интересно было и про «Один день на фабрике бриллиантов», и про «Город теплых котов и печальных женщин» – Новгород с его «смертной тоской и бесконечным уютом». Такой универсальный образ русской провинции, да?

А рассказ «Жить у реки», закрывающий центральный блок и посвящённый любимым старикам автора, его малой родине на реке Онега и угасающему русскому Северу – это просто жемчужина. Так точно здесь подобрано каждое слово, так правильно эти слова расставлены, столько здесь нежности, боли и какой-то печальной иронии.

В «Апокрифах» самыми впечатляющими показались африканские (многострадальная страна Конго, хуту и тутси) сюжеты – «Больше не обезьяны» и «Убей соседа». И по материалу, для меня практически новому и чудовищному, и по мастерству исполнения.

А вот что касается так называемых сказок, открывающих сборник, я их категорически не поняла. Нет, я примерно представляю, что автор хотел вот так показать ужас жизни и обыденность ужаса, разрушение языка, распад смысла и пр. Но по мне это как-то уже чересчур. Допускаю, что я просто не умею такое читать. И не считываю чего-то принципиально важного в художественном опыте Евгения Бабушкина, который, кроме того что журналист и писатель, еще и музыкант и театровед. Поэтому перенаправляю будущих читателей к большой статье Алексея Цветкова, которая книгу завершает и наверняка всё непонятное объяснит. Да, ещё в книге есть странные и страшные иллюстрации – что не так уж часто встречается в хороших книгах для взрослых.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу