Ольга Погодина-Кузмина

Изнанка крысы

Роман Михайлов
Изнанка крысы

Другие книги автора

КАК НЕКТО СЪЕЛ НЕЧТО

Следовало ожидать, что после безуспешной попытки погрузиться в повесть о жизни церковной, вселенная подсунет рецензенту эзотерический трактат. «Внутри крысы» Романа Михайлова – рискованный трип в духе Кастанеды или Берроуза, с уклоном в философию и мощной психоделической атмосферой.

С первых страниц автор устанавливает высокую планку задач: постичь «изнанку ужаса», заглянуть за ту линию горизонта, где заканчивается рациональное мышление и начинается лабиринт магического, блуждать по которому предстоит и читателю. Крыса – проводник в запретный мир, и в то же время мистический ключ к пониманию сверхбытия.

«Этот текст можно воспринимать как игру: поиск крысы в извилистых контекстах. Этот текст — комикс без картинок, ферма-лабиринт, в котором обитает «мое» сознание. Это не «что понимаю», а «где могу быть».

И чуть выше:

«Текстовые крысы повсюду. Крысы, наводнившие Гамельн, крысы погрызшие упряжки коней завоевателей Иерусалима, крысы в стенах Лавкрафта, крысы Кинга, фэнтезийные крысы- оборотни... Любимая цитата из Делеза-Гваттари: «либо прекратить писать вообще, либо писать как крыса».

В общем-то, никто не может утверждать, что поставленную перед собой задачу автор не решил. Мы не знаем, какую книгу написала бы крыса, если бы овладела компьютерной грамотностью и русским языком, но не исключено, что именно такую. Часть действия книги по законам жанра происходит в сакральных святилищах и на дорогах стран, известных мистическими традициями; какие-то встречи и разговоры переносят читателя в Москву, но основное действие разворачивается в сознании героя. Постижение йоги, исследование тайных названий нефти, изучение древних танцевальных обрядов, попытка совместить эзотерическое понимание мира с комплексом современной философии – все это местами чрезвычайно интересно. Особенно для человека, погруженного в брахманскую культуру столь же глубоко, как и автор.

Лабиринты книги «представляют настолько подвижное, гибкое и пористое пространство, что в нем легко утонуть, задержаться в точке, провалиться в нее, остаться там навсегда, разглядывая рифленые и мерцающие образы».
Предполагаю, что на читателя, не подозревающего о существовании психоделических циклов Уильяма Берроуза, трипов Кастанеды, умопостроений Борхеса и того чувака, который написал «Имя розы» и «Маятник Фуко», это жонглирование слоями сознания и выгрызание в мозгу
крысиных нор должно произвести ошеломляющее впечатление. Но я не большой поклонник подобных фокусов, хотя и отдаю им должное.

Автор проделал фундаментальную работу по исследованию неизвестно чего, и, надеюсь, собранный им материал послужит для защиты диссертации или для какой-нибудь другой полезной цели.
-Так что там в итоге с крысой? – спросит меня любопытный читатель. А ничего.
«Я съел комикс, он оказался мятным на вкус. Или же это был мой язык.
Сознание не растает. Крыса не ест мяту.
Ест. Ест.
На меня никто не напал.
Это не дэб, а яаааааадддд молы.
FFFFFFFFFFFFFFFF
FFFFFFFFFFFFFFFF
P.S. Рецензент честно поборол искушение направить автора текста прямиком к наркологу, но читателям советует принимать данный трактат в гомеопатических дозах.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу