Елена Одинокова

Праздник лишних орлов

Александр Бушковский
Праздник лишних орлов

Другие книги автора

Лишние орлы и лишние собаки

Предисловие о «настоящих мужчинах», которые непонятно почему «выживают» в Карелии (у нас там, вроде, еще не Северный полюс?) побуждает желание немедленно закрыть эту книгу и скормить автора сборищу радикальных феминисток.

Тем не менее, приступим. Вот рассказ про карельского Хатико, точнее, овчарку, у которой от горя после смерти хозяина вылезла шерсть, так что пришлось овчарку убить, чтобы не мучилась. Нет, собаки не такие умные и преданные на самом деле. Иногда они непрочь и закусить любимым хозяином либо сотворить с ним развратные действия, но у нас тут не Бренер, а Бушковский. В этом рассказе автор поднимается до высот советской детской литературы, напр., стихов про рыжую дворнягу, которая бежит, задыхаясь, за поездом, в котором уезжает бывший хозяин. Мы плакали всем классом. Собака тут, конечно, не просто так. Потерявших смысл жизни собак пристреливают. Конечно, их жаль, но и девать некуда. Они же могут везде разнести свой лишай после смерти Ель … нет, мы тут не о политике. Пусть это и очень умные и преданные собаки, но такова жизнь.

Второй рассказ, про потерянный брелок с орлом, оказался несколько мутноват. Видимо, этот рассказ был программным, т. к. эта книга – о «лишних орлах», которых использовали в очередной нефтяной войне. В принципе, все верно: поездки в Карелию, посещение монастырей, умеренное употребление алкоголя, охота и рыбалка – это нормальные занятия бывших борцов с терроризмом, которые все еще надеются найти себя в этом мире.

Следующий рассказ – о том, как два «берсерка» влюбились в одну девушку и когда одного из них убили, другой в ней ничего не нашел. Зато мы нашли очень много пафоса о простых русских ребятах, которые (как в песне Высоцкого) в детстве читали нужные книги, чтобы до срока отправиться в чертоги Валгаллы во имя интересов какого-то олигарха. Молодец, Славян, ну а для чего еще читать книжки про викингов? Не газеты же читать, это так неромантично. Так, пожалуй, передумаешь идти по контракту и останешься в живых. Еще, если я правильно понимаю, в этом рассказе срочники тоже принимали участие в боевых действиях?

Была весна, и лужа возле гаража разлилась шире моря. Ручей впадал в нее и вытекал с другого края. Через середину ее было не пройти, сапоги скрывало. Рядом росла сосна такой высоты и толщины, что солнца, бывало, не видать сквозь крону, а обхватить ее удавалось только вдвоем, взявшись за руки. С этой сосны они скалывали ножичками толстые куски коры и резали из них драккары. На кораблик из коры не возьмешь большую команду, потому игра была такой: два драккара, два берсерка, каждый на своем корабле, вместе они начинают сплавляться вниз по ручью. Кто первым выходит в открытое море и причаливает к берегу, где ждут его враги, тот становится конунгом и командует всем войском. Целый день потом другой берсерк подчиняется ему и действует согласно его стратегии. Мало того, нос корабля-победителя украшался добытой где-то кокардой, крылышками с колесиком посередине. В книге говорилось, что самый удачливый и отважный конунг ходил на драккаре с орлом на бушприте.

Ну так вот, конунгами стать в итоге не получилось ни у кого, первыми герои не доплыли. Автор думает, что Мижган стал конунгом? Вряд ли. Кто-то другой сейчас плавает на комфортабельных…эээ… драккарах по Средиземному морю, а герои этой книги – только до монастыря на небольшом пароходике. Ну не конунгам же думать о душе. Автор умалчивает о конунгах и говорит только о берсерках. Запомните, население Этой Страны, вы – берсерки … да нет, не важно.

Перелистываем.

Из следующего рассказа узнаем, что контрактники отдыхали на Тенерифе, потом кого-то убили, а кто-то стал инвалидом. Но никаких смелых выводов и обобщений в этом рассказе мы также не найдем. Ну, просто так ТТ кого-то продырявил, а потом можно кормить рыбок, пить кофе и мечтать.

Далее идут очень душевные рассказы про Пуха, Горе и их друга Фому, который живет в монастыре. Они настоящие мужики, потому что долго рассуждают про баб, вспоминают непонятно какую войну (предположительно какую-то из чеченских, вероятно, первую), выпивают, беседуют о монастырской жизни, о смирении, о «мире в душе». Однако, есть мнение, что «лишние орлы» так и не поняли, за что и за кого воевали. К тому же, эти самые «орлы» после Чечни работали в «охранном агентстве» (все понимают, что это такое) и даже сидели. Земледелие и труд на заводе не относятся к любимым занятиям викингов. Спасибо еще, что их не пристрелили, как ту овчарку, «чтобы не мучились». Разве берсеркам и овчаркам нужна какая-то психологическая помощь, не говоря уже о трудоустройстве? Пусть плавают как хотят, и никто их не погладит даже в перчатке.

Повесть «Дикие гуси» порадует любителей «Охоты на оленей». Рассказ «Страшные русские» также весьма хорош. Но никаких прямых выводов из того, что там описано, вы не увидите. Рассказ «Край» - о ветеране Чечни с голосами в голове после контузии, который убивает инспекторов Рыбнадзора и забирает у них бутылку водки. Автор и тут не делает выводов, хотя очевидно: война превратила человека в дикого зверя, которому нечего есть и чью боль можно унять только водкой. Также есть в книге письмо жителя психоневрологического интерната певице Земфире, это маленький шедевр. В целом книга порадует вас простым и ясным языком, иногда нетривиальными сюжетами, трезвым отношением к религии и отсутствием у автора желания навязывать читателю какую бы то ни было идеологию.

Настоятельно не рекомендую эту книгу политологам. Рекомендую эту книгу любителям охоты, рыбалки, поездок на Соловки и других мирных занятий. Также эта книга должна стоять на полке у каждого солидного догхантера. Она научит его убивать отчаявшихся больных собак из пистолета, со всеми почестями, а не бездушно травить их изониазидом.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу