Елена Одинокова

Бог с нами

Саша Щипин
Бог с нами

Другие книги автора

Саша Щипин, «Бог с нами»

Сперва мне показалось, что это книга действительно провокационная, о религиозном фанатизме, о людях с легким блеском безумия в глазах, которые жгут и топят во имя веры, склоняют к нехорошим делам неофитов, насилуют девственниц, терзаются проблематикой уровня Достоевского и пр. По крайней мере, так обещали в аннотации. После девятой страницы у меня возникло подозрение, что экшн в этой «производственной драме» так и не начнется. На 172 странице ничего не изменилось. Текст не затягивает, он вялый, разреженный, разбавленный болотной водой описаний и биографий, где нет ни одного яркого пятна. Смелые, провокационные и еретические мысли главного героя, мессии, имя которого я никак не могу вспомнить, вертятся вокруг погоды и здоровья. Его товарищ Митя напоминает старшеклассника, который обчитался Ницше и не подозревает, что таких сверхчеловеков тысячи в поселках городского типа по всей РФ. Отовсюду свисают бирки чайных пакетиков, «пахнет щами и ползают тараканы», но, в отличие от чеховских щей, щипинские не создают той удушливой атмосферы провинциального городка. В них слишком много воды с обрезками мяса. А вместе с тараканами по кухням ползают десептиконы. Этот роман можно было бы ужать до размеров рассказа без особого ущерба для содержания. О событиях в жизни сектантов и работников прокуратуры автор пишет буднично, словно намазывает хлеб маслом и кладет сверху колбасу или обсуждает в Макдональдсе с несколькими торговыми представителями задачи на сегодняшний день. Пять трупов с отсутствующими частями тела или пять бигмаков – особой разницы не заметно. Персонажей трудно отличить друг от друга, нет выраженных речевых портретов, нет симпатичных героев. Очень много отсылок к произведениям литературы и кино, очень мало оригинальных находок, а где смеяться, вообще не понятно. (Может, там, где автор пытался спародировать «Девичий источник» Бергмана?) Возможно, весь этот смелый постмодернизм имеет единственной целью увеличение количества знаков с пробелами? Отсутствуют глянец, обаяние и «теплый ламповый звук», присущие неторопливым старым детективам. Автор может знать, что такое «ламповость», но «не уметь в нее», как сказали бы современные эстеты. Это теплота и обаяние, за которые мы прощаем все издевательства раннего Линча над зрителем. Это советско- викторианский уют, ради которого мы смотрим фильмы Масленникова. Это любовь к людям, которая есть в романе «Трудно быть Богом»… В книге Щипина вы не встретите дона Руматы. И в афедрон там тоже никто не даст. И выхода в запредельное там не будет. И счастья даром не будет.

Пожалуй, допрос юного Олега Ляшко у следователя был куда драматичнее, чем допросы сектантов в этом произведении. Лично я терзаюсь вопросом, как этот зануда не помню фамилии вообще умудрился сколотить секту, собирать стадионы? Что такого важного, интересного, интеллектуального, провокационного сказал мессия неофитам? Ну, понятно, что «верующие» ушли в отрыв и начали веровать кто в лес, кто по дрова, это плохо, потому что это плохо. Но что, собственно, заставило их спрыгнуть с ума, а не заснуть? Неужели сама душная реальность провинциального городка? Почему они, допустим, коллективно не спились или не снаркоманились, как нормальные люди в нормальном спальном районе? Что там такого особенного? Может, просто место намоленное, может, собирать стадионы помог покойный монах-чудотворец?

Не хотелось бы писать негативную рецензию, в каждой книге можно найти много положительных моментов. В данном случае автор поднимает тему религиозного фанатизма и вредной отсебятины в вопросах религии, это хорошо. В аннотации указано, что в романе есть магический реализм. Но лучше бы там был магический стиль. После 250 страницы автор пытается изобразить Мэри Шелли/Томаса Харриса, выкатывая кадавра, которого сектанты собирают из кусков разных тел, чтобы создать Бога. И тут становится понятно, что это был интеллектуальный детектив с элементами магического реализма. Но не бестселлер. Перед прочтением рекомендуется принимать флуоксетин, который предпочтителен при депрессиях, протекающих с моторной заторможенностью и гиперсомнией.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу