Всероссийская литературная премия

Национальный бестселлер - 2018

26.05.2018s

Состоится торжественная церемония финала Нацбеста-2018

Подробности

Ежегодная всероссийская литературная премия. Вручается в Петербурге за лучшее, по мнению жюри, произведение, созданное на русском языке в текущем году.

Арсен Мирзаев

Была бы дочь Анастасия

Василий Аксенов
Была бы дочь Анастасия

Другие книги автора

Слушайте музыку языка!

Лично для меня относительно книги Василия Аксенова «Была бы дочь Анастасия» все стало ясно с первой же страницы (ну, со второй…). Дальше я мог бы на самом деле и не читать, но не стал отказывать себе в удовольствии и продолжил наслаждаться музыкой языка, которой абсолютно лишено большинство современных художественных книг и которая лишь отчасти присутствует в некоторых текстах, включенных в длинный список «Нацбеста».

Сюжет этой книги пересказывать нет никакого смысла. Да и нет там никакой захватывающей фабулы, какого-то подобия саспенса (зачем он Василию – хотел бы я знать?) и т. п. Не этим «берут» читателя (немногочисленного и немногословного – так почему-то представилось: не должен читатель книг Аксенова быть болтливым и велеречивым – такого, для которого они и предназначены, а не для всяких там профессиональных критиков, через силу почитывающих да поплевывающих через губу…) его тексты, практически все как один (ну, за исключением некоторых рассказов) посвященные Ялани – далекой сибирской деревушке, где Василий Иванович и родился. Секрет, видимо, в органике языке, его подлинности и – в особенности – цельности. Ибо у В. И. Аксенова где что, там и как. И – наоборот. Не живут они друг без дружки…

А вот цитату, пожалуй, привести стоит. И скажет она и о книге, и об ее авторе больше любого «критика-аналитика». Вот она:

«Небо на востоке апельсинового цвета, на западе – сиреневого, а какого цвета оно прямо над моей головой – не определю, но замечаю, что красивое. Полетели по нему, по небу, птицы. Больше – вороны. Каркают – обычно. Кедровки – молча – на кедрачи курс держат строго.

И – самолёт. Гудит, но сам себя не слышит – звук ещё там, за горизонтом. Сам он, самолёт, розовый, а след за ним – красный.

Кресты кто-то, вижу, поставил на майданище. Православный и католический. На яру высятся. Первый – понятно, второй – нет. После спрошу у Николая – тот, может, знает. У отца ли Иоанна. По немцам ссыльным, жившим тут и похороненным? Или – полякам? Или – литовцам, латышам? Прах тут, в Сибири, перемешанный таким со временем стал – общерусским.

Спустился с яра. Дошёл до берега Кеми – от остановки близко,метров двести.

Накачал лодку, с нетерпением.

Обернулся на кресты. Зелёный и синий. На восток оба смотрят – озарены восходом одинаково.

Лодку на воду поставил, загрузил её манатками, сам в неё сел.
Поплыл, радостный».

Вот, собственно, и всё.

Но еще подумалось, когда перечитал эту цитату: прав был В. Л. Топоров, когда в отклике на книгу Васи Аксенова «Время ноль» (2010) писал, что «тут важны не цитаты, а сама ткань повествования, сама словесная вязь».

К этому добавить действительно нечего.
Да и незачем.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу