Александр Филюта

Счастливые люди (2)

Александр Гальпер
Счастливые люди (2)

Другие книги автора

Александр Гальпер "Счастливые люди"

В современном Берлине жизнь по сравнению с той, которую описывает автор, кажется невероятно скучной. И, наверное, поэтому его читают и переводят в Германии, с ним выступают такие столпы современной немецкой поэзии, как легенда немецкого андеграунда Берт Папенфус.

Гальпер очень выразителен в своем просторечии, даже невежестве. Возможно, нужно было уехать советским подростком в центр капиталистического мира, чтобы высшей планкой творческого развития стал жанр эмигрантского трэша. Одновременно, исходя из количества ненормативной лексики, не совсем понятно, то ли он глубоко разочарован собой, то ли чрезвычайно озлоблен на жизненные обстоятельства, и хочет отомстить за себя не только Америке, но и всему цивилизованному миру.

Важнее, однако, что то, что он описывает в своих миниатюрах, чаще всего действительно взято из личной жизни. С ним случаются истории, похожие на те, о которых он пишет в своих текстах, как например вот эта:

Однажды взяв отпуск по основному месту работы в нью-йоркском собесе, находящемся в центре Манхэттэна, Гальпер отправился в ежегодное турне в Европу, проездом через Лондон, где он оставил свои чемоданы у знакомого философа и йога, с тем, чтобы забрать их через 2 дня. После этого он полетел в Берлин, где у него состоялось первое выступление, проходившее в прокуренной кафешке при наличии в публике примерно 5-ти человек, вяло переговаривающихся между собой и не обращавших на поэта особого внимания.

Большое выступление в Берлине с Бертом Папенфусом намечалось через 2 дня, а в промежутке у поэта намечалось чтения перед представителями русской диаспоры Великобритании, специально организованные для поэта почему-то в азербайджанском культурном центре британской столицы. Так как самолет из Берлина в Лондон вылетал в 6:00 утра, выступив в берлинской кафешке, Гальпер решил не толкаться в городе, а сразу поехать в аэропорт, где он собирался отдохнуть и поспать. По приезде в аэропорт выяснилось, что отдохнуть получится только на полу, в коридоре между терминалами. Гальпер подложил под себя ветровку и попытался заснуть. Время пролетело быстро, объявили посадку на самолет и через полтора часа он приземлился в аэропорту Лондон-Гаттвик.

На пограничном контроле вопросы задавала молодая девушка в черном хиджабе, которая спросила литератора о цели визита в Великобританию. Гальпер, являющийся американским гражданином, и обладающий какой-никакой известностью в Америке, не ожидал, что ему будут задавать подобные вопросы, но, не смутившись, он ответил прямо, что он поэт и этим вечером у него ожидается выступление в азербайджанском культурном центре перед представителями русскоязычной диаспоры.
Пограничница в хиджабе, вместо того чтобы, поставить ему в паспорт печать и пожелать ему успешного выступления, продолжала задавать вопросы. Она спросила, почему он прилетал в Лондоне за день до этого? Также ее интересовали координаты приглашающей стороны. Пригласившим Гальпера другом был известный философ и йог, В. Гузман, фамилия которого совпадала с фамилией известного мексиканца. Внешним видом он напоминал однако, индийского проповедника Баквана, которого в свое время обвиняли, во всех смертных грехах и который владел парком автомобилей Роллс-ройс.

Надо сказать что вид у Гальпера, после 2 дней пути и выступлений, а также отдыха на полу в аэропорту, был потрепанный. Последний раз он мылся еще в Нью-Йорке. В конце концов, пограничница попросила сообщить ей координаты принимающей стороны и, разбудив философа Гузмана ранним  телефонным звонком, попросила его подтвердить или прокомментировать ответы поэта.
Философ начал раздражённо объяснять служительнице закона, что это знаменитый американский поэт, и вообще, американский гражданин, у которого сегодня будет важное выступление в азербайджанском культурном центре. На вопрос пограничницы, кто является организатором и будет ли взиматься плата за вход, Гузман ответил, что входные билеты будут продаваться за три-пять фунтов, то есть, со скидкой, потому что выступление будет носить благотворительный характер и организованно для русскоязычной диаспоры Лондона.
После этого пограничница вопрос задавать перестала и обратилась к Гальперу с такой речью: вы нарушили три закона Объединенного королевства, вы обманули меня по поводу цели вашего путешествия, вы не сделали заявку на рабочую визу, и Вы собирались нелегально заниматься рабочей деятельностью. Поэтому Вам запрещается  въезд в страну на три года, а также Вы подлежите немедленной депортации.

После этого поэта доставили в депортационную тюрьму аэропорта, откуда его собирались выдворить из страны как нелегального иммигранта. Депортация нелегалов из Великобритании осуществлялась почему-то исключительно бизнес-классом, но за счет депортируемого. И шестичасовой перелет на родину в Нью-Йорк обошелся бы автору в кругленькую сумму. Да и вещей у него с собой фактически не было, так как первый чемодан он оставил в Лондоне, а всё остальное ожидало его в Берлине. На счастье ему предоставили выбор: или депортация на родину или в пункт назначение из которого он прибыл и каковым являлся Берлин. Поскольку полет до Берлина обошелся бы автору в несколько раз дешевле, он предпочел второе.

В депортационной тюрьме ему надлежало провести около суток, так как его самолет в Берлин вылетал на следующее утро. Его посадили в клетку, в которой находились видавшая виды лежанка и стул. В клетке было очень холодно, Гальпер начал дрожать и буквально замерзать. Климат в Англии умеренный, сырой, даже в середине лета можно подхватить насморк или простуду.
На счастье, тюремный надзиратель, часы работы которого пришлись на пребывание в клетке Гальпера, оказался дружелюбным и общительным человеком. Он спросил поэта, кто он и за какие деяния он оказался в тюрьме, а затем обратился к нему с трогательной просьбой.

Сперва надзиратель попросил неудачливого поэта прослушать его историю. Он показал ему прозрачную склянку и сказал, что здесь находится пепел его отца, которого кремировали за день до этого и которого он собирается в ближайшем будущем захоронить. Надзиратель попросил поэта написать некролог в стихотворной форме, что поэт и сделал. За это надзиратель предложил Гальперу бартерный обмен, а именно рогожье одеяло, которое хоть как-то могло защищать от холода в тюремной камере.

Прошёл день и ночь, ранним утром Гальпера подвели к трапу самолета, отправляющегося в Берлин, передали офицерам сопровождения, которые посадили его на самолёт, и через час с небольшим он благополучно вернулся, уже в качестве свободного американского гражданина, в Берлин. Этим же вечером состоялось выступление вместе с легендой немецкого литературного андеграунда, поэтом Бертом Папенфусом, в известным в клубе под названием ausland.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу