Митя Самойлов

Стравинский

Александр Строганов
Стравинский

Другие книги автора

Александр Строганов “Стравинский”

Текст этой книги непроницаем для читателя. Можно начинать с любой страницы - и я пробовал - не получится понять, о чем эта книга или хотя бы эпизод, глава.

Главного героя зовут Стравински С. Р., другие персонажи иногда называют его Сергей Романович, сами другие персонажи не идентифицируются никак - вот мелькнет имя Юля Крыжевич, потом Женя, потом еще кто-то. В чем их роль, как они соотносятся с героем, действием, замыслом - неясно. Одна говорит, что пойдет фотографировать. Герой ей отвечает, что он пойдет за котлетами:

“Счастливая мысль, – бубнит Сергей Романович. – Счастливая мысль пойти за котлетами, но не ходить за котлетами, ибо… что? Ибо Тамерлан. Что Тамерлан? Где Тамерлан? Ушел наверняка. Куда? За котлетами. Как пить дать ушел за котлетами. Куда еще идти Тамерлану? Если Тамерлан ушел за котлетами, зачем мне идти за котлетами”?

Дальше может быть так:

“Вой, свой, сипеть, сиплая, вой, мел, вой, волки, мел, меловое, морок, морока, колется, колется, лютует, тушит, тает, тушит, из‑за, из, известь, свист, присвист, в сон, в сопло, в топку, в сон, вот, вот, в топку, в соль, самое соль, в соль, слеп, слепая, слепень, белые, слепни белые, мать, матушка, коса, соль, дышать, дышать, мачеха, хохотунья, дышать, не дышать, ха, хочет, хохочет, сипеть, сиплая, си, огонь, слепая, слепая, вьюга слепая, вьюга, вьюга, вьюга. Вьюга, одним словом”. - Но это-то хотя бы понятно, как объяснить. Вроде бы композитор вылавливает отдельные звуки из реальности, чтобы превратить их в музыку. Тут эта стихийная шизофазия понятна, хоть и не оправдана.

Автор - профессиональный психиатр. Штош.

Есть такая инфографика -  в творчестве какой группы богаче всего словарный запас. И там на первом месте “Калинов мост”, а на последнем - “Кино”. Вот у автора романа “Стравинский” словарный запас очень богатый. На этом аналогия заканчивается. Еще, видимо, у него очень богатый опыт наблюдений за людьми с некоторыми психическими заболеваниями. Но тут психиатрическая экспертиза вступила в конфликт с писательским даром - оказалось невозможно уместить наблюдаемую девиацию в потенциально воспринимаемую форму.

Комментарии посетителей

Другие рецензии на книгу